Почему я никогда не работаю по выходным: опыт инженера Nvidia

0
156
views

Дункан Райх учился в Стэнфорде, затем работал в Nvidia почти с самого основания компании. Он участвовал в разработке ключевых продуктов компании, таких как графический чип GeForce 256, позднее ставший первым в мире GPU. К 27 годам он стал миллионером. При этом он никогда принципиально не работал по выходным. О своем решении он рассказывает в статье на Medium. Перевод опубликовал сайт AIN.UA.

Почему инженер Nvidia не работает по выходным

Сегодня суббота и я завершаю письмо клиенту словами «Сейчас я собираюсь написать статью о том, как мне удается не работать по выходным». Однако правильней было бы сказать, что я в принципе никогда не работаю по выходным.

После выпуска из колледжа в 1995 году я начал работать на ST Microelectronics в Бристоле. Иногда получалось так, что я задерживался на работе до 19:00, 20:00, или даже 21:00 вечера.  При том, что рабочий день начинался с 8:00 или 9:00 утра. Так что в некоторые дни я работал до 12 часов подряд. Многие же уходили домой уже в 17:00. Я сидел в офисе один, почти в полной темноте. Комната, в которой обычно сидело шестеро, была пустой, освещенной только моей настольной лампой.

Я работал допоздна, потому что боялся, что не смогу достичь своей цели, боялся, что иначе случится что-то ужасное – отголоски детских травм. Однако в то же время меня страстно привлекала моя работа, мне было интересно заниматься этим. 

За всю мою жизнь количество рабочих часов коррелировало с тем, насколько интересной мне была работа. Сложно держать фокус, не отвлекаться и все силы бросать на проект, если у тебя нет при этом чувства самостоятельности, ощущения собственного профессионализма и цели. Это хорошо описано в книге Дэниела Пинка «Драйв» (Drive: The Surprising Truth About What Motivates Us, by Daniel Pink). Так что количество усилий, которые я вкладывал в работу, менялось всю мою жизнь. Случалось, что в начале проекта мне было сложновато вовлекаться в работу. Но как только мне дают больше свободы, я набираю скорость и вовлекаюсь все больше. И в конце-концов, ничего я так сильно не желаю, как драйвить проект вперед. 

Помню, как спросил коллегу в ST, почему он каждый день уходит в 17:00. Он ответил: «Я работаю, чтобы жить, не наоборот». Помню, что проникся этими словами, однако в то же время, мне стало грустно: человек проводит 40 часов в неделю, занимаясь тем, чем он не горит. 

Моя группа в ST работала в партнерстве с компанией Nvidia из Долины. Говоря с американским акцентом, один из моих коллег повторил запрос менеджера из США: «По выходным можете работать?». Ощущения моих коллег по этому поводу были простыми: «Еще чего!». Одной из причин такого сопротивления могло быть и то, что в отличие от просящих о работе на выходные, у нас на руках не было опционов и наша компания не собиралась на IPO. 

Но даже тогда я старался не работать по выходным. В эти дни я как правило фокусировался на том, чтобы быть продуктивным в других сферах, развивать свои навычки и способности. Специально брал паузу в рабочем процессе. Тратил выходные на другие вещи, включая сторонние проекты, образование. Так я научился программировать на С, чтобы использовать его для написания приложения по 3D-графике. 

В 1996 году, учитывая качество моей работы, один из менеджеров Nvidia, возможно, именно тот, что спрашивал о выходных, запросил, чтобы моя компания выслала меня в Саннивейл, Калифорния, для работы над NV3, который позднее стал известен как Riva 128, первый успешный графический чип компании с 3D-акселерацией. Мне нравилось, что я работаю над началом проекта, в условиях, похожих на стартап, где ради успеха проекта жертвуешь всем, я чувствовал себя как дома. 

Около четырех месяцев я сидел в собственном офисе (и даже с дверью) в здании, принадлежащем Amdahl Corporation, я интенсивно работал над проверкой функциональности Riva 128. Моим менеджером был Гопал Соланки, который позднее стал старшим вице-президентом Nvidia, а затем – президентом и CEO Magnum Semiconductor. 

Однажды, после того, как я рассказал ему, над чем работаю, он ответил: «Я понял, что мне нравится, что ты делаешь даже то, о чем я тебя не просил». Казалось, он ценил самостоятельность. 

Я также близко работал с Крисом Малаховски, сооснователем и вице-президентом по разработке, над тем, чтобы части графического движка, над которыми он трудился, работали корректно. Помню, как видел Дженсена Хуанга, сооснователя и СEO компании, который доставлял сотрудникам чеки с бонусами в соседние офисы. У меня не было опционов, которые были у них, ST даже не давала мне бонусов за внеурочную работу, но я все еще чувствовал себя увлеченным и глубоко вовлеченным в работу. 

Однажды вечером воскресенья, около 16:00, я пришел в офис за личной вещью, которую случайно оставил. Я натолкнулся на друга, который был сотрудником Nvidia. Я спросил, что он делает в офисе и он ответил: «Чувствую себя виноватым, что приходится уходить с работы так рано». Я спросил, работал ли он в субботу и он подтвердил мою догадку. Я заметил, что он достоин похвалы за любой объем работы, выполненный в свое свободное время. 

В конце этого четырехмесячного периода и Крис, и Дженсен подходили в мой офис, чтобы предложить работу. Помню, что Крис упоминал при ком-то мое «трудолюбие».

Гопал также был признателен за помощь и предложил, чтобы я взял пару дней отгулов и посетил Йосемитский национальный парк. У меня не хватило духу уточнить, что я уже провел в парке выходные. А также посетил множество других живописных уголков Северной Калифорнии. Я только недавно понял: мой офис находился рядом с его офисом, и физически меня на выходные там не было, как и удаленного доступа к Sun SPARCStation с моего аккаунта, он, скорее всего, предположил, что я работал по выходным. 

Дункан с женой Синди

Позже, когда я был в офисе Дженсена, он сказал: «Не каждый день удается сделать кого-то миллионером». Я стал сотрудником Nvidia под номером 197 и получил свой пре-IPO-опцион. Если бы я оставил себе эти акции, сейчас они стоили бы около $50 млн и это после двукратного падения цены на бирже. 

В 1998 году уже в другом офисе, но в том же здании Майкл Нэги (проджект-менеджер по производству другого чипа) попросил меня разработать движок масштабирования видео для NV10 (позднее известный как GeForce 256, первый в мире GPU (Graphics Processing Unit). Я в одиночку работал над архитектурой, микроархитектурой, hardware-software-интерфейсом, дизайном логических устройств, верификацией, лабораторными испытаниями и т.д. 

Майкл управлял командой из пятидесяти человек и я почти с ним не виделся. Однажды он позвал меня в переговорку, усадил и сказал: «Мы все пытаемся справляться со своими задачами на этом проекте. Надеюсь, ты потянешь делать свою часть работы». Я сразу понял его в том ключе, что я не справляюсь, работаю недостаточно упорно. На самом же деле, я напряженно трудился, с постоянным прогрессом. Я чувствовал, что он не оценил мои усилия, и на глаза начали наворачиваться слезы. Я видел, что ему неудобно видеть такое выражение эмоций. Я предложил каждую неделю высылать ему письмо о своем прогрессе в работе. Он согласился, так мы и поступили. И только задумавшись об этом уже в 2019 году, я понял, что он заметил: меня нет в офисе на выходные. 
 
После этого, возможно, потому что он видел мой прогресс воочию, он научился больше доверять мне. Когда мы готовились принять первые GPU с производства, он заметил: «Придется тебе поработать на выходные в лаборатории». Помню, как я ответил утвердительно, но про себя подумал: «Еще посмотрим». Оказалось, что я настолько хорошо выполнил свои задачи по чипу, что его тесты почти не показали багов в работе. Мы нашли только один баг, который было довольно просто починить. Мне так и не пришлось работать на выходные. 

Вскоре после этого Майкл должен был провести оценку моей продуктивности. На этой встрече он рассказал, что у конкурентов разработкой системы масштабирования видео занималась команда из 16 инженеров. 16 инженеров год разрабатывали то, что у меня получилось создать в одиночку за шесть месяцев. Итак, как-то обойдясь без работы на выходные, я сумел показать такой же результат, как целая команда инженеров в конкурирующей компании. 

Когда я окончил работу над проектом, меня опять отослали к Гопалу для работы над следующим чипом. Рассказывая о моей новой задаче, Майкл посмотрел на меня с отеческой заботой и сказал: «Не забывай отсылать ему отчеты по статусу проекта». Я кивнул, понимая, что Гопалу они не нужны. Он мне уже доверял. 

Не уверен, как удавалось достичь такой невероятной продуктивности. Не верю, что я как-то особенно умен. Доводилось бывать во многих ситуациях, когда окружающие казались намного умнее меня. Мне приходится тратить время и усилия, чтобы вникнуть во многие вещи. Я делаю много ошибок. 

Однако, я отношусь к работе сознательно и умею фокусироваться. Ставлю цели и достигаю их, не позволяя себе радоваться успеху преждевременно. Я упорный. Я плохо верю в себя, однако могу отложить чувство своей полной некомпетенции в сторону, чтобы делать прогресс по работе. Я внимателен к деталям. Я могу признавать, что в чем-то не разбираюсь, и заполнять эти пробелы. Все это – не какие-то уникальные качества, каждый может развить их в себе. 

Я не работаю по выходным не только потому, что мне это не нужно. Но потому что я становлюсь продуктивнее таким образом. Эффективность – это результат баланса, когда все нужды человека удовлетворены. В конце 90-х я был успешным несмотря на то, что моя жизнь была несбалансированной. Я не уделял должного внимания отношениям и своему здоровью. Я не проводил в путешествиях и исследованиях других областей так много времени, как мне бы хотелось. Потребовалось выгорание, развод и отход от дел в середине жизни, чтобы я наконец-то начал социализоваться и общаться с друзьями. 

Сейчас, вернувшись в Nvidiа, я все еще не работаю по выходным. Пишу каждый день. Регулярно занимаюсь спортом. Хожу в горы, занимаюсь серфингом, плаваю на байдарке. Провожу время с женой и друзьями. Каждый день обедаю с новым человеком. У меня есть свой небольшой садик. Я занимаюсь исследованиями искусственного интеллекта не по работе. И все же, на работе я как никогда продуктивен и эффективен. Ритмичная смена напряженного фокуса на рабочих задачах и отдыха критичны для человека, который хочет достичь в продуктивности максимума. Невозможно двигаться быстрее, если сначала не притормозить и по-настоящему не прочувствовать путешествие, которое лежит перед тобой. 


ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here