От основателя провального стартапа до одного из влиятельнейших людей IT-индустрии: история Сэма Альтмана

0
435
views

Недавно стало известно, что президент стартап-инкубатора Y Combinator (YC) Сэм Альтман уходит со своего поста. Такое решение он принял из-за желания сосредоточится на некоммерческой исследовательской организации в области ИИ OpenAI. Альтман один из самых влиятельных людей в Кремниевой долине и мировом технологическом бизнесе. Он помог добиться успеха целому ряду IT-компаний, а его идеи, взгляды и советы широко освещаются в медиа. Редакция AIN.UA опубликовала его историю.

Сєм Альтман

Ранние годы Сэма Альтмана

Сэм Альтман родился 22 апреля 1986 года в Сент-Луисе, штат Миссури. О его родителях мало информации. Известно, что мать Сэма дерматолог. Он учился в Школе Джона Берроуза. Альтман с детства увлекался компьютерами. Уже в восемь лет он начал программировать на Macintosh.

В 16-летнем возрасте Альтман рассказал родителям о своей гомосексуальности. Эту информацию он не стал скрывать и от сверстников и учителей. Однажды местная христианская организация бойкотировала собрание в школе на тему детской сексуальности.

Тогда Альтман рассказал о своей ориентации. Затем он задал резонный вопрос о том, действительно ли школа хочет быть исправительным учреждением или все же местом, открытым для разных идей. По словам члена совета учебного заведения Мадлен Грей, то, что сделал Альтман, изменило школу к лучшему.

После школы Альтман поступил в Стэнфордский университет, где изучал компьютерные науки. Но на высшее образование потратил только два года. Он ушел, чтобы с двумя однокурсниками запустить геолокационное приложение Loopt. Оно позволяло рассказать друзьям, где находится пользователь. Сейчас эта идея кажется бесперспективной, но в 2005 выглядела многообещающей.

В этом же году произошло другое важное событие — американский предприниматель и эссеист Пол Грэм вместе с Джессикой Ливингстон (в 2008 году выйдет замуж за Грэма), Тревором Блэквеллом и Робертом Моррисоном запустили стартап-инкубатор Y Combinator. Loopt Альтмана попал в первый набор YC.  

В программе YC Альтман трудился не щадя себя. В процессе он даже заболел цингой. В итоге ему удалось добиться оценки Loopt  в $175 млн. Это оказалось самым крупным достижением приложения. Оказалось, что потребителям оно малоинтересно. В 2012 году Альтман вместе партнерами продали компанию за $43 млн. Инвесторам это решение вряд ли пришлось по вкусу, ведь они потеряли деньги. Сам Альтман заработал на сделке примерно $5 млн. Это явно не соответствовало его амбициям, но на первом бизнесе он все же заработал.

Следующей целью Альтмана стал запуск собственного венчурного фонда Hydrazine Capital. Инвестировать Сэм решил в компании на ранней стадии. В фонд он вложил большую часть из пяти миллионов, которые получил от продажи Loopt, а также привлек дополнительные $21 млн. Значительную часть этой суммы предоставил друг Альтмана — венчурный капиталист Питер Тиль. 75% капитала фонда предприниматель вложил в компании YC.

Инвестиции себя окупили. Всего за четыре года стоимость Hydrazine Capital выросла в 10 раз. Но в итоге Альтман все же передумал заниматься венчурными инвестициями. Ему не нравилось, что приходится искать компании, которые могут стать успешными и без венчурного капитала, а затем убеждать их взять именно его деньги. Он не хотел противопоставлять себя предпринимателям.

Во главе Y Combinator

В 2014 году Пол Грэм и Джессика Ливингстон решили отойти от операционного управления YC. В качестве преемника они выбрали Альтмана.  Сэм сразу согласился на предложение. Он хотел создать крупнейший конгломерат стоимостью триллионы долларов. Но цель не в деньгах, а в том, чтобы принести пользу человечеству, продвинуть его вперед.

Он быстро понял, что реализовать эту цель не получится без научных достижений. Подобные размышления привели к тому, что в 2015 году в YC появилась собственная исследовательская лаборатория YC Research. Она нацелена на долгосрочное изучение задач стоящих перед наукой, а также разработкой новых технологий.

Впрочем, до этого он уже успел доказать, что отлично справляется должностью президента YC. Одним из важных его достижений стало приглашение в программу стартапа Cruise, занимающегося разработкой беспилотных автомобилей. Альтман лично убедил СЕО компании Майкла Вогта.

Также он поддержал проект, вложив в него $3 млн. В итоге General Motors купила Cruise за $1,25 млрд. Хотя Альтман и не захотел заниматься венчурными инвестициями, но отлично разбирается в этом. Он в свое время вложился Airbnb, Stripe, Reddit, Asana, Pinterest и целый ряд других компаний.

Сэм Альтман

Еще одним успехом Альтмана можно назвать партнерства. Он заключил соглашение с лабораторией  Transcriptic. Это позволило биотех-стартапам YC получить кредиты в $20 000 на проведение исследований в лаборатории. Также он заключил соглашения с рядом производителей аппаратного обеспечения. В их числе  Novatel, Proto Services, The Build Shop, Jatco, Studio Fathom, Fictiv, DIX Metals, The Collaborationist и Tempo Automation и других. Они согласились сделать скидку для стартапов YC и предоставить им нужные консультации.

В 2015 году Forbes включил Альтмана в список 30 до 30. Несмотря на признание он не сбавил обороты, и начал расширять количество направлений Y Combinator. Так благодаря Альтману появился венчурный фонд Y Continuity. Его создание планировалось  еще в 2014. Изначально Сэм хотел запустить фонд с капиталом $4-5 млрд.

Партнерам YC пришлось приложить усилия, чтобы убедить его менее масштабно подойти к этой затее. В итоге капитал YC Continuity составил $700 млн. Он инвестирует в компании-выпускники инкубатора. Фонд участвует в каждом раунде инвестиций стартапов YC, которые стоят дешевле $300 млн. Делается это с целью сохранить 7% долю в капитале этих компаний.

В этом же году была впервые анонсирована экспериментальная программа YC Fellowship. Ее цель — поддержка стартапов на самой ранней стадии, когда есть только идея. Участники YC Fellowship получали гранты в $12 000. Им не нужно было переезжать в Калифорнию. С менторами и экспертами участники программы общались удаленно. Но уже в 2016 году было объявлено о закрытии программы. В 2017 вместо нее запустили бесплатный онлайн-курс Startup School.

Были в 2016 году и неоднозначные инициативы от Альтмана. Например, он заявил о планах поглотить знаменитую инвестиционную фирму Sequoia Capital. Из этой затеи ничего не вышло, но это еще больше подчеркивает, то насколько высокие цели ставит Альтман.

В 2015 году Альтману удалось привлечь к сотрудничеству с инкубатором Питера Тиля. Это основатель PayPal и первый инвестор Facebook. Тиль — один из самых влиятельнейших людей Кремниевой Долины и безусловно мог принести большую пользу YC.

Чтобы пригласить его, Альтман даже нарушил правило инкубатора, которое не позволяет приглашать людей, связанных с другими инвестиционными фирмами. Но для Тиля сделали исключение. Сотрудничество продлилось до 2017 года. Причиной ухода Тиля считают то, что он поддерживал Трампа на выборах. Впрочем, официальных доказательств этому нет.

Различные инициативы и эксперименты продолжились и в дальнейшем. Например, в начале 2018 года появились две новые программы — НС Bio и Startup Investor School. Первая нацелена на финансирование биологических стартапов. Инкубатор интересуют компании, которые занимаются борьбой с возрастными болезнями и продлением срока жизни.

Проекты могут получить инвестиции на сумму от $500 000 до $1 млн. Но за это придется отдать 10-20% компании. Впрочем, биологические стартапы согласны на такое соглашение. Привлекать инвестиции для них не самая простая задача, особенно после произошедшего с Theranos. Помимо инвестиций YC, как обычно обеспечивает доступ к своему комьюнити, лабораториям, экспертам и менторам.

Startup Investor School как следует из названия школа инвесторов в стартапы. Для поступления нужно выполнить два условия — иметь капитал $1 млн и годовой доход не меньше $200 000.  Занятия длятся восемь часов, те кто прослушал минимум шесть получили приглашение на «Демо-день», закрытый ивент на котором участники инкубатора представляют проекты инвесторам.

Привычки и взгляды Альтмана

Пол Грэм высоко оценивает способности Альтмана. Он называет его инноватором и блестящим стратегом. В материале New Yorker, упоминается, что Грэм приводит Альтмана в качестве примера для начинающих предпринимателей. Когда идет речь о дизайне Грэм спрашивает у себя, «что сделал бы Стив Джобс». Но если дело касается стратегии и целей то, вопрос меняется, на «что сделал бы Альтман».

Для основателей стартапов Альтман — человек способный решить любую проблему. Они в первую очередь звонили ему в критических ситуациях и тот быстро реагировал и помогал справиться.

Знающие Альтмана люди утверждают, что у него есть потрясающая способность смотреть на людей как на фигуры в шахматах. Такой подход выглядит несколько бездушно, но для главы стартап-инкубатора очень полезное качество. Альтман видит ситуацию в целом, понимает сильные и слабые стороны проектов и находит выход из сложных ситуации. Партнеры YC говорят, что Альтман видит будущее.

С командами YC он общается  в своей лаконичной и проницательной манере. Альтман выглядит закрытым, эксцентричным человеком, но это не мешает ему быстро понимать происходящее и давать дельные советы. Например, однажды общался по громкой связи с основателями канадского стартапа Varden Labs, который разрабатывает беспилотные автомобили.

Сэм Альтман
Photographer: David Paul Morris/Bloomberg via Getty Images

Они переживали по поводу привлечения инвестиций. Альтман слушал их параллельно размахивая мечом Бронзового века, который купил в подарок Грэму. Затем не прекращая своего занятия он отметил, что для привлечения инвестиций в $50 млн нужен технологический прорыв или крупный клиент. Тогда у него спросили, возможно ли это в долгосрочной перспективе. Альтман ответил, что всегда стоит думать, как добавить ноль к оценке проекта, но зацикливаться на этом не стоит.

Подобная лаконичность и проницательность привели к тому, что Альтману дали прозвище «Йода стартапов». Основатели часто приходят к нему со своими проблемами. Альтман помогает по-разному. Может набрать нужного инвестора, СЕО или специалиста, который поможет разрулить ситуацию или дать дельный совет. Обычно он следует политике прозрачности YC. Например, если потенциальный клиент молчит, то Альтман советует связаться с ним самому. Это, впрочем, не значит, что Альтман ограничивается только казалось бы очевидными вещами.

Он сделал все возможное, чтобы усилить противопоставление между YC и венчурными капиталистами. Инкубатор пытается помочь стартапам на ранней стадии, в то время как инвесторы приходят позже и сразу требуют высоких показателей и максимальной выгоды.

YC сильно повлиял на венчурный рынок. Стартапам активно помогают понять стоит ли иметь дело с тем или другим инвестором. В итоге венчурным капиталистам пришлось пойти на многие уступки, чтобы стать союзниками YC. Это сделало жизнь основателей стартапов немного легче.

Альтман не церемонился с инвесторами. Представители Sequoia Capital, Andreessen Horowitz  и другие приходят на «Демо-день», но диктовать YC условия не могут. Однажды глава Indie.vc Брайс Робертс отдал на день свой пропуск одному из партнеров компании. После этого его четыре года не приглашали на ивент.

Закрытость Альтмана может вызывать странную реакцию у других людей. Однажды один блогер спросил у Сэма, как на его работу повлиял синдром Аспергера. Он хотел резко среагировать на вопрос, но задумался. Альтман согласен с тем, что странно выглядит со стороны. Его не интересуют вечеринки и большинство других людей. У него особые интересы в отрасли технологий.

Сильные стороны Альтмана — ясность мышления и интуитивное понимание сложных систем. Его слабость в том, что ему малоинтересны неэффективные люди, то есть практически все.

Альтман не ведет роскошную жизнь присущую многим звездам Кремниевой долины. Он предпочитает обеспечить себе достойный уровень жизни и иметь все необходимое. К последнему относится четырехкомнатный дом, небольшая коллекция из пяти спортивных автомобилей и участок земли  в калифорнийском районе Биг-Сур. Заработанное он предпочитает вкладывать в проекты.

К числу хобби Альтмана можно отнести и подготовку к глобальной катастрофе. В подвале он хранит запасы еды, золота, антибиотиков, воды, оружия, противогазы и другие важные для выживания вещи. В случае чрезвычайной ситуации он планирует отправиться на свой участок в Биг-Суре или же Новую Зеландию, где есть дом у Питера Тиля. Последний получил гражданство этой страны из тех же соображений.

Неизвестно, насколько эта мысль занимает Альтмана. По словам матери Сэма он страдает и от ипохондрии. Для него нормально позвонить с жалобами на головную боль. Затем выясняется, что он уже поискал в гугл и считает, что у него симптомы смертельной болезни.

Чем еще занимается Альтман

Альтман особенно интересуется искусственным интеллектом. Он задумался о нем в 2012 году, когда отправился в однодневный поход с друзьями. Они обсуждали развитие ИИ и Альтман осознал, что примерно через тринадцать лет может появится технология, которая воссоздаст работу человеческого мозга. В итоге Альтман решил взять этот процесс под контроль.

В 2015 году он вместе с Илоном Маском запустил некоммерческую организацию OpenAI. В нее вложили $1 млрд. Инвесторами стали Рид Хоффман, Питер Тиль, Джессика Ливингстон и другие. Цель организации в контроль за разработкой и применением ИИ во благо человечества. В том числе планируется создать дружественный человечеству искусственный интеллект. Своими разработками организация собирается бесплатно поделиться с общественностью.

Но не все так просто сам Альтман весьма уклончиво рассказывает о целях OpenAI. Например, исследователю Google Brain Дарио Амодея Сэм ответил, что организация не собирается полностью публиковать исходный код. Маск покинул OpenAI в 2018 году, но Альтман наоборот решил сосредоточиться на ее работе. Он покинул должность президента YC, чтобы стать председателем  OpenAI.

Еще одно увлечение Альтмана — увеличение продолжительности жизни. Как говорилось выше, он начал финансировать стартапы, которые работают в этом направлении. Но есть у него и более радикальные идеи. Например, Y Combinator поддержал стартап Nectome, который предлагает заморозить мозг клиентов при жизни.

Его команда разработал специальную технологию, которая может превратить мозг в стекло. Затем его планируют оцифровать и загрузить в облако. Все для того, чтобы воссоздавать сознание людей. Если все сработает, то теоретически клиенты Nectome станут бессмертными. Альтман вошел в число 25 человек, которые хотят воспользоваться услугой Nectome. Правда, вряд ли это произойдет в обозримом будущем.

Пол Грэм считает, что Альтман пытается создать будущее. Он интересуется всем — лекарствами от рака, сверхзвуковыми самолетами, искусственным интеллектом, вечной жизнью и решением других глобальных проблем.

Уход Альтмана с поста президента заканчивает целую эпоху в YC. Конечно, он станет председателем, но уже не будет настолько вовлечен во все направления работы инкубатора.

С другой стороны это позволит Альтману всерьез заняться интересными ему проектами. Ему практически удалось превратить YC  в своеобразную гильдию технологических предпринимателей, а также значительно усилить положение инкубатора. Вполне возможно, что более активная работа в OpenAI позволит добиться крупных успехов в области ИИ.


ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here