Скам, казино, ставки, табак, порно: разработчики рассуждают об этике

0
488
views

Зарплаты в индустрии растут как на дрожжах, в том числе благодаря гэмблинговым компаниям, которые предлагают зарплаты, выше рыночных. DEV.BY спросил у разработчиков, ради каких денег и проектов они готовы поступиться своими этическими соображениями, а ради каких — нет. Несёт ли разработчик ответственность за продукт, который делает, или люди сами виноваты, что «несут всё на Forex»?

Илья Буяльский, дизайнер в Targetprocess

— Мой товарищ работает в онлайн-казино. Пошёл бы я туда? Допускаю. Пользователи сами должны отдавать себе отчёт, где они могут потерять деньги. Если ты постоянно одалживаешь и несёшь всё на Forex, это твоя проблема, а не дизайнера, который согласился сделать сайт. Мне, как профессионалу, странно смотреть гнобления людей за то, что они сделали интерьер в Куропатах (вероятно, имеется в виду ресторан рядом, — прим. ред).

Когда-то давно я сам организовывал дейтинги для геев. Мне это казалось прикольным. Это всё на уровне здравого смысла. Понятно, если будешь создавать контент, который нарушает закон, призывает к насилию или вымогает деньги, тогда ты несёшь ответственность.

Нужно разделять понятия: этичное и законное. Работать с людьми, которые воруют данные или деньги, ни один здравомыслящий человек не станет. А вот онлайн-казино, табачные и алкогольные компании — это другое. Каждый сам проводит линию, что для него этично и нет. Я когда-то работал в табачной компании, и мне было ок. Я тогда ещё курил. В тот период жизни мне было интересно поработать в корпорации.

Моя профессиональная деятельность разбита на две части: работа в Targetprocess, где с моими убеждениями ничего не расходится, и то, что я делают ради интереса. Например, в прошлом году разрабатывал брендинг для самокатов. При этом я слабо могу себе представить, чтобы я работал, например, с Dana Holding, которая строит вещи просто нереальной уродливости.

Павел Литвинко, стартапер, разработчик

— Всегда говорю «нет» криптовалютам, торговым ботам, форексам, ставкам. На этих рынках можно выиграть, только когда проигрывает кто-то другой. При этом не создаётся никакой ценности для общества. Несмотря на то, что сама по себе антагонистическая игра не является неэтичной, подобные проекты порождают жажду наживы на новичках, спекуляции и другие эффекты.

Это время и эти же ресурсы могли бы принести куда больше пользы людям в других проектах. Да, можно разрабатывать хитроумный AI для торговли на бирже, который перехитрит остальные 90% таких же ботов, но почему бы не направить усилия, например, на разработку AI, который перехитрит 90% вирусов?

«Нет» говорю и монетизации, основанной на обмане. К сожалению, монетизация многих мобильных приложений на подписках держится исключительно на том, что пользователь забудет её отменить сразу, не увидит полную цену, не сможет закрыть экран, который предлагает подписаться.

Это наносит вред экосистеме и мешает появляться новым приложениям и продвигать их. Подрывает доверие пользователей к подпискам как таковым.
Позже такие разработчики сами становятся «инвесторами» и вкладывают заработанные миллионы со сканеров QR-кодов и гороскопов в стартапы и приложения, которые не могут стать более-менее видимыми в сторах из-за лавины клонов с серой схемой монетизации.

Алексей Жингеровский, Manager и Software Engineering в Ask Applications

— Неэтичность проекта воспринимается как набор личных компромиссов, и с возрастом границы расширяются. Знаю, что не хочу заниматься проектами в сфере азартных игр, табачной и алкогольной промышленности, порнографии, религиозных и военных организаций. Но даже перечислив эти сферы, понимаю, что есть исключения.

Ведь и порнография может быть этичной. Я пью алкоголь, толерантен к религиозным общинам, играл в азартные игры и служил в армии. Работать в этих сферах не хочу, но и назвать их неэтичными не могу, иначе это было бы лицемерие.

Неэтичные — это скорее всего продукты для прямого обмана клиентов или пользователей (как история с чудо-архиватором трафика), убийства, воровства. Не хотел бы работать в проектах, где руководство замешано в незаконных и коррупционных действиях. Позволяет себе сексистские, шовинистические заявления и действия и не реагирует на такое поведение сотрудников. Конечно, каждый может оступиться, и это точно не крест на компании, но кредит доверия уменьшается.

Егор Малькевич, Frontend-разработчик и СЕО стартапа SolidBridge

— Делаю продукт для автоматизации образования, и меня это драйвит. Это не какая-то фигня, на которой можно срубить денег и прожигать оставшееся время на Багамах. Неэтичными считаю проекты, которые вводят людей в заблуждение. Знаю пару историй, когда ребята откровенно воровали деньги у пользователей.
Делали секретный чат, как в Telegram, только отдельным приложением. Когда человек три раза нажимал «ок», система автоматом могла списывать любые деньги. Пользователи, конечно, не знали об этом.

Решил, никогда не буду делать онлайн-казино и всё, что связанно с гэмблингом. Я знаю математику, по которой это работает — обычный способ мошенничества, просто легализованный.

В Беларуси разработчики вообще ответственности ни за что не несут. Её постоянно на кого-то перекладывают, и в итоге оказывается, что виноват кто угодно, кроме разработчика.

Раньше я совсем плохо относился к военке, сейчас более либерально. Некоторые вещи военке нужны, и они должны быть разработаны. Если мы не следим за чатами, где переписываются террористы, или не прослушиваем звонки, то, возможно, у нас будет больше проблем. К инструментам вопросов нет и к разработчикам тоже — им дали задачу, и они её решали. Вопрос, как это использовать. Если вспомнить разработку атомной бомбы, почему физики за это взялись, зная о возможных последствиях? Потому что это была крутая задача, им было интересно. И только потом они задумались об этичности.

Если суммировать количество сомнительных предложений о работе, которое мне приходит — это около 30%. Больше всего их было на пике блокчейна. Как только выходит новая технология, сразу появляется куча говно-предложений. Я бывает людей консультирую, в какие компании стоит идти, а в какие нет. Зачастую в гэмблинге предлагают зарплату намного выше, чем средняя по рынку. Последний раз я отказался почти от 10 тысяч долларов. Если бы мне предложили много денег в 16 лет, мне было бы пофиг, что делать. Сейчас я уже считаю себя старым (28 лет) и понимаю, что такое репутация. И потерять её мне бы не хотелось.

Константин, Android Developer в ITRex Group, LLC

— Стараюсь по возможности избегать неэтичных и сомнительных проектов. Но, отказываясь от работы, нужно учитывать, что могут быть последствия вплоть до увольнения.

Я несколько раз отказывался, и меня не увольняли, а переставляли на другой проект. Один был связан с хакерством: нужно было чужие приложения ломать, что-то в них встраивать. Я сказал, что хакингом не занимаюсь. Также я не работаю с онлайн-казино, лотереями. Мне жалко людей, которые тратят там часы, дни вместо того, чтобы читать, осваивать новые профессии.

Разработчик — часть проекта. Начиная заниматься сомнительными вещами, он невольно втягивается в это и уже несёт ответственность за то, что делает. Если вляпаешься во что-то стрёмное, то перед знакомыми потом будет неудобно — как ты им будешь объяснять, чем занимаешься на работе?

Кстати, не думаю, что нашёл бы общий язык с людьми, которые делают скам-приложения. У меня нет таких знакомых. То, что ты делаешь, многое говорит о тебе самом.

И в казино я ни за какие деньги не согласился бы работать. Просто есть сумма, получив которую, тебе уже достаточно для жизни. И всё, что сверху, уже не играет большой роли. У меня сейчас оплата условно выше этой ветки, и меня устраивает. За несколько сотен не буду ничего менять.

Егор Недбайло, Chief Technology Officer в mediacube

— Считаю, не стоит браться за проект, у которого нет будущего и не важно, сколько я получу за это денег. Если клиент не понимает, как продвигать продукт, сколько вкладывать в маркетинг, чтобы привлечь аудиторию или сделать бренд узнаваемым.

Часто заказчик думает, что достаточно потратить много денег на софт, а дальше он сам выстрелит. Но, как показывает практика, такие проекты быстро умирают, а это значит, что разработчик потратил своё время на разработку впустую. А время — невосполнимый ресурс. Также я бы не брался за проекты, которые нарушают закон. Но к онлайн-казино и скам-приложениям это не относится. Если эти продукты будут работать в плюс клиенту, а следовательно не заглохнут, то почему бы и нет.

Александр Дегтярев, Game Developer Generalist в Halfbus Studio

— Не брался бы за shovelware (халтурный софт, в котором куча багов, софт, который просто занимает место, — прим.ред.), клоны, игры\приложения с абьюзивной монетизацией, нарушение приватности. Рекрутёры обычно об этом умалчивают, всё выясняется по мере общения и очень часто на довольно поздних этапах, ибо мало кто про свои проекты отзывается плохо.

Михаил Ларченко, разработчик в консалтинговой фирме в Амстердаме

— Разработчик — это человек, который оказывает услугу по разработке чего-либо, а значит может выбирать, кому её оказывать, а кому нет. Ответственность юридическую он не должен нести, а вот моральную, конечно, должен. Мне — абсолютно всё равно, как будет использоваться продукт, главное чтобы у меня не было последствий.
Стараюсь не делить проекты на «этичный/неэтичный», скорее «интересный/неинтересный». Я бы вряд ли пошёл работать в порноиндустрию или в проект про наркотики/алкоголь. Хотя, если бы предложили какую-то небывалую сумму денег, я бы подумал (такой вот я меркантильный).

У меня один раз было предложения о работе в проекте, связанном с порно-индустрией. Отказался скорее потому, что там задачи были скучные.

Я совершенно нерелигиозный и не стал бы работать с проектами, имеющими отношение к радикальным религиозным группам и скорее всего радикальным политическим. Возможно, ещё что-то было, но я не читаю сообщения от рекрутёров. У меня во всех соцсетях написано «Не ищу работу». Поэтому, если какой-то рекрутёр мне написал, ставлю его в игнор. Не люблю общаться с людьми, которые даже читать не умеют.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here