Как локдаун помог интернету

0
245
views

MIT Technology Review объяснили, почему резкий рост трафика не «сломал» сеть, а привёл к серьёзным качественным улучшениям, — пишет DEV.BY.

В одно мгновенье интернет стал для многих людей главной связующей нитью с внешним миром. Без него мы не можем работать, учиться, видеться с другими людьми. Это наш основной источник развлечений.

По данным Cloudflare, за период с января по март объём интернет-трафика в крупных городах увеличился примерно на четверть.

Личные встречи с коллегами, родными и друзьями заменили видеозвонки: Zoom за первые два месяца 2020 года прибавил больше пользователей, чем за весь 2019-й. Бьёт рекорды аудитория онлайн-магазина компьютерных игр Steam: в один из недавних выходных на площадке одновременно находилось более 24 млн авторизованных геймеров — +25% к февралю. Продуктовые онлайн-магазины перегружены заказами, а покупатели могут часами ожидать в виртуальных очередях длиной в тысячи человек.

Стоит признать, что интернет вполне нормально справляется с небывалым по своей внезапности ростом пользовательской активности. Не без сложностей, тормозного Wi-Fi, буксующих сайтов и срывающихся видеозвонков, но в целом «пациент» чувствует себя удовлетворительно. А по факту переживает самое бурное расширение за многие годы, толчком которому послужил коронавирус.

«Сейчас у всех на слуху только плохие новости», — комментирует перебои в работе интернета профессор Висконсинского университета в Мадисоне Пол Барфорд, который курирует проект по созданию карт структуры и использования интернета. Чем больше мы пользуемся интернетом, тем чаще замечаем неполадки, однако они не масштабные, а локальные и кратковременные: в этом и есть вся суть распределённой сети, говорит профессор.

Помимо этого, изменилось время суток, в которое люди пользуются интернетом, и локации, из которых они выходят в сеть. Если раньше пик приходился на послерабочее время (7:30 вечера), то сейчас — на период перед обеденным перерывом, отмечает CEO Cloudflare Мэттью Принц. Почему так происходит, до конца не ясно; одно из возможных объяснений в том, что именно поздним утром многие люди проводят видеосовещания и дистанционные уроки. Но это не глобальная тенденция: например, в Италии Cloudflare зафиксировала 40%-ный прирост трафика, а в Южной Корее, где население ещё до пандемии достаточно интенсивно пользовались интернетом в течение дня, изменения оказались не столь ярко выражены.

Также аналитики Cloudflare выяснили, что интернет-активность пользователей сместилась из центральной части городов к окраинам. На карте ниже показано, как изменилась география подключений между 19 февраля и 18 марта — до и после того, как люди стали массово переходить на удалёнку. Красным и зелёным соответственно обозначены области, в которых число интернет-пользователей снижалось или росло.

Карта изменения мест подключения интернет-пользователей Лондона (слева) и Нью-Йорка (справа). Источник: Cloudfare

К этой тенденции со всей серьёзностью относятся политические деятели и компании. По просьбе ЕС видеостриминговые сервисы, в том числе Netflix, YouTube, Facebook и недавно запущенный Disney+ согласились снизить качество потокового видео в Европе, чтобы уменьшить нагрузку на сеть. По данным производителя сетевого оборудования Sandvine, на видео приходится более половины всего интернет-трафика. Sony, Microsoft и Valve, которой принадлежит Steam, снизили частоту обновлений видеоигр или перенесли их на менее оживлённые часы.

Введение карантинного режима для населения отразилось на интернете не только увеличением трафика.

Во-первых, «последняя миля» — участок между модемом пользователя и узлом доступа провайдера — обычно самое слабое звено соединения. К примеру, в США широкополосный интернет часто проводили по телевизионным кабелям, ныне устаревшим и изначально рассчитанным на подачу данных в дом, а не наоборот. Из-за этого может страдать качество видео, которое пользователь стримит при домашнем подключении. Кроме того, пропускная способность домашнего интернета обычно меньше, чем в офисах или школах, поэтому работает он медленнее, особенно когда одновременно интернетом пользуется сразу много жителей одного района.

Во-вторых, сейчас интернет-провайдерам приходится контролировать трафик не из нескольких хабов, а из множества разбросанных точек. Например, сервисам вроде Dropbox проще обслуживать тысячу пользователей, когда все они подключаются из одного университетского кампуса или офисного здания по единому высокоскоростному каналу. Но теперь эта тысяча пользователей разъехалась по всей стране и выходит в интернет через сотни различных сетей.

Организации RIPE и Ookla осуществляют мониторинг функционирования и скорости интернета по всему миру. Их проверки показывают небольшие замедления, но в целом изменения незначительны. Netflix и YouTube стали работать медленнее не потому, что интернет не справлялся с потоком пользователей: это было сделано ими намеренно в качестве меры предосторожности, говорит СЕО Cloudflare.

Заслуживает внимания тот факт, что сегодня интернет поддерживают крупные компании. Ещё двадцать лет назад коммерческий интерес к интернету был очень низким, а управление его инфраструктурой — достаточно бессистемным, и всего одно крупное событие, например громкая новость, могло всё «уронить». В последствии возникла целая отрасль, которая преобразовали интернет под свои личные цели. Телекоммуникационные компании (Comcast), поставщики контента (Netflix), онлайн-магазины (Amazon), облачные хранилища (Dropbox) стали источником множества новых соединений и укрепили старые, а также подключили к сети миллионы сверхбыстрых серверов. Инвестиции привели к существенному увеличению сложности, пропускной способности и скорости глобальной сети, которая сегодня по большей части работает на отлично.

Облачные услуги позволяют компаниям типа Netflix и Dropbox, быстро масштабироваться. Если спрос растёт, в действие вводятся новые серверы. Многие компании пользуются облачными платформами, такими как Amazon Web Services, или строят свои дата-центры, что даёт им больше гибкости. Более того, стриминговые и игровые сервисы стали создавать специализированные сети доставки контента в обход крупных сегментов публичного интернета. Трафик направляется из их частных дата-центров по их частным кабелям к провайдерам, контролирующим «последнюю милю», например Comcast или AT&T.

Инвестиции в интернет привели к такому же его расширению и трансформации, к каким приводят, например, инвестиции в преображение «физической» инфраструктуры города. Изменения, произошедшие с интернетом, менее очевидны, но они полностью перевернули наш «опыт взаимодействия» с ним. И именно благодаря ним интернет сейчас держится так хорошо.

На самом деле коронавирус не «сломал» сети, а стал катализатором их самого быстрого расширения за многие годы. Чтобы удовлетворить спрос, интернет-гиганты в максимально сжатые сроки совершенствуют свою инфраструктуру. Например Equinix, оператор 200 дата-центров по всему миру, работает над увеличением пропускной способности по трафику с 10 до 100 гигабайт. Причём объём работ, который был запланирован на один или два года, компания хочет выполнить за считаные недели.

Netflix тоже расширяет инфраструктуру. Обычно она сотрудничает с крупнейшими локальными дата-центрами, которые транслируют её региональные каталоги конечным пользователям. Близость к зрителям позволяет Netflix намного быстрее поставлять контент. Сейчас компания собирается установить ещё по нескольку сотен серверов в каждом своём регионе. Ближе к пользователям подбирается Zoom: сервис вычисляет, откуда поступает основная масса трафика, и кооперируется с провайдерами широкополосного доступа в интернет в этих местах.

Интернет-провайдеры тоже адаптируют услуги под стремительно меняющиеся условия. Например, Comcast в  США  отменила  ограничения трафика на время пандемии. Если эксперимент окажется удачным, то лимиты будут сняты насовсем. У миллионов жителей ЮАР есть доступ только к мобильному интернету, и правительство страны смягчает условия для сотовых операторов, чтобы могли запускать более дешёвые или вообще бесплатные тарифные планы, а также отдаёт радиочастоты, предназначавшиеся для телевидения, под интернет-связь. Хотя не исключено, что эти уступки отменят, когда эпидемия угаснет.

Тем не менее есть вещи, которые могут замедлить внедрение инноваций. К примеру, отдельные компоненты интернета по-прежнему требуют участия человека: кабели — замены, а серверы — ремонта. Эти задачи пока может выполнить только человек, и как раз здесь могут начаться проблемы: если по каким-то причинам эти специалисты больше не смогут выезжать на место и выполнять нужные работы, могут случаться затяжные локальные сбои, считает Пол Барфорд.

Если нарушатся цепочки поставок, интернет-провайдеры не будут получать сетевое оборудование. Китай является крупнейшим производителем оптоволокна и прочих важных компонентов, например полупроводников. Перебои в их поставках могут помешать проведению широкополосной связи в сельской местности. Это особенно опасно для бедных регионов, жители которых сейчас больше всего изолированы от внешнего мира. 

В целом же интернет становится только «сильнее». Никакое другое общественное благо, будь то электросети, водоснабжение или транспорт, не выдержало бы такой «атаки»: «Интернет был создан для этого», — отмечает Мэттью Принц.