«Потерянные ребята» из IТ: история программиста из 90-х

0
83
views

Петр Козлов начал свой путь в IT еще в 90-х, параллельно обучаясь на металлурга. Тогда людей, которые увлекались компьютерами, считали «потерянными», не верили в будущее IT. Сейчас Петр — Group Leader и Senior Engineer Developer с более чем 20-летним опытом в сфере. Он рассказал DOU.UA, как работал программистом в компании по приватизации, учил новые технологии по книжкам и строил карьеру в 2000-х.

Как попал в IT: «На нас смотрели как на потерянных людей»

Мой путь в IТ начался еще в 1990-х в Мариуполе, индустриальном городе с населением 700 тысяч человек, из которых 200 тысяч работали на трех заводах на тот момент.

Правда, в IT я никогда не собирался. Я вырос в семье военного, поэтому хотел пойти по стопам отца и родственников. Причем с детства знал, где буду учиться, куда хочу развиваться и так далее. Мой выбор пал на Рязанское десантное училище, хотел быть диверсантом-разведчиком. Как-то так работала пропаганда в СССР 🙂 А если серьезно, у меня в этом училище преподавал дедушка и его закончил дядя: мне с детства готовили туда дорогу.

Я профессионально занимался велоспортом, для себя — боксом. В общем, закалял волю. В детстве специально садился в транспорте спиной по ходу движения, чтобы тренировать вестибулярный аппарат. Но потом в 1991 году, еще в СССР, проходил областную медкомиссию перед отправкой в училище, и меня «срезали». Сказали, что по здоровью не подхожу, ведь у спортсменов оно специфическое — например, нормой может быть тахикардия. Мир рухнул, что делать дальше, я не знал. И отец сказал в таком случае идти в институт. Знакомые советовали специальность, связанную с компьютерами. Я отказался, ведь тогда мне это было неинтересно.

В то время все хотели быть банкирами и финансистами. И я тоже. Но пройти на эти специальности не мог: бюджетных мест было мало, а платить за обучение было дорого. В итоге в 1992 году я поступил в ПГТУ (Приазовский государственный технический университет в Мариуполе), который тогда назывался Ждановским металлургическим институтом.

Начал учиться на самой проходной специальности, где был недобор — «черной металлургии». Правда, с прицелом перевестись на специальность по финансам на старших курсах. Когда нас привели на занятие в класс информатики, мы увидели компьютеры с клавиатурой, как у пишущей машинки, которая была только на русском языке, и все записывалось на кассеты. И это было «вау», потому что мы ожидали увидеть перфокарты 🙂

Когда через месяц пришли на следующее занятие, там уже были новые «Искры», выпущенные в 1989 году. И это было большим прорывом. До этого я видел разве что ZX Spectrum — из того, что было похоже на компьютер.

«Искра-1030». Источник: wikipedia

На первом курсе я заинтересовался компьютерами, нашел двух друзей с такими же интересами. На нас смотрели как на потерянных людей: большинство не просто нас не понимали, даже придумывали прозвища. Одного моего единомышленника называли «потерянный кластер», а второго — «потерянный сектор». В общем, ребята не от мира сего.

Помню, ради шутки они написали вирус «Металлика»: он был невидимым для антивирусов, ничего не делал, а просто запускал через динамик песню Metallica 🙂 А это было непросто, знаете ли: никаких пособий, опытных программистов и YouTube тогда в помине не было. Чтобы написать «Металлику», нужно было дебажить другие вирусы, смотреть, как они написаны, и по аналогии создавать свои. Ребята из моего окружения были для меня гуру. Иногда, разговаривая с ними, я просто кивал головой, потому что не понимал даже, о чем речь.

О перспективе и рынке IT: «Это же все виртуальное, у этого нет будущего!»

Очень ярко отношение к IT в то время описывает один случай. Когда на первом курсе я увлекся компьютерами, то все свободное время проводил в компьютерном зале. И как-то староста нашей группы спросил, зачем я этим занимаюсь, это же все виртуальное, у этого нет будущего. Тогда к программированию так и относились: что-то непонятное, новое и даже отталкивающее. А реальное будущее оказалось совсем другим.

С моим гиковским окружением мы изучали Basic, Pascal, C, Lisp. Поскольку институт был металлургический, все задачи — из этой области. Эти языки программирования использовались в расчетах различных процессов. Если говорить о языке Lisp, то у нас был преподаватель, который фанател от него. Но больше никто этот язык не понимал, даже на кафедре.

В 90-х рынка IT в том виде, как сейчас, в Украине не было. Если вы посмотрите на дату основания компаний лидеров рынка, только 2-3 из топовых компаний были созданы в начале девяностых, остальные — в 2000-х.

В начале 90-х, когда только развалился СССР, на предприятиях шла приватизация. В Мариуполе было три больших завода и порт; на всех заводах были отделы, которые занимались прикладными задачами. Там клепали базы на Clipper в среде Fox Pro. Конечно, были и задачи посложнее: тогда же писали и на C, C++. Это было время, когда на смену консольным интерфейсам начали приходить графические. Сначала в виде псевдографики, потом с появлением ОС — с графическими интерфейсом и оболочкой. Кто знает, что такое Turbo Vision, поймет, о чем я.

В середине 90-х практически все компании использовали компьютеры, но в основном для задач, связанных с бухгалтерией, базами данных. Тогда появление электронной почты было чем-то сродни WhatsApp. Но для быстрой отправки файлов в 90% случаев все равно использовали факс. Потом компьютеры начали объединять в сети, появилась электронная почта, которая работала по протоколу UUCP, а потом уже и интернет. Дома мало кто мог позволить себе компьютер. Да и не понимали зачем.

Из специалистов были востребованы системные администраторы. Правда, тогда это были больше мастера на все руки: они прокладывали сеть, писали разные программы, были хелпдесками и даже что-то паяли. И программисты тоже были. Но тогда не было тех областей, в которых работают IT-компании сейчас. Как правило, специалисты работали в продуктовых компаниях, которые разрабатывали продукты для внутреннего рынка — бухгалтерии, складов. Была разная автоматизация.

10-летний период с 1990 до 2000-го выдался очень бурным для IT — все развивалось. Если сравнивать начало и конец 90-х — это было два разных уровня. Подумать только, в 1992 году я впервые, как и многие парни, увидел персональный компьютер, а в 2000-м у меня был Pentium II и я уже планировал уезжать в США на работу.

Поиск работы: «До того момента видел винду всего один раз — у друга дома»

В институте я все время пропадал в компьютерном классе и понял, что мне не очень интересно то, чему учили на других парах. Поэтому после второго курса ушел на заочное обучение и пошел искать работу. Но найти ее по специальности оказалось не так просто. Устроиться без высшего образования на завод я не мог — с ЭВМ работали только ИТРовцы.

Работу нашел по чистой случайности, через знакомого. В 1992 году шла активная приватизация. Всем гражданам выдавали ваучеры, по которым можно было стать акционером любого завода. То есть почти даром получить часть большого завода. Но народ этого не понимал, и ваучеры не пользовались популярностью. Тогда же появились люди, которые видели плюсы ситуации и хотели воспользоваться ею: они скупали ваучеры и участвовали в аукционах, покупая заводы. Но чтобы принять участие в аукционе, нужно было подать списки участников.

Реестр акционеров — это, по сути, список собственников акций, в нем фиксируются все новые выпуски акций и факты продажи от одного лица другому. По закону эти списки должна была вести специализированная компания. Поскольку был разгар приватизации, компаний, которые занимались такой деятельностью, было много. Студенты знали, что для составления подобных списков нужны люди, у которых есть компьютеры и которые умеют с ними работать, и искали в этих компаниях подработку. И вот в одной такой фирме у моего знакомого спросили, не знает ли он программиста по базам данных. И он порекомендовал меня. Конечно, я ничего не знал об этом направлении на тот момент. Но прочитал перед собеседованием методичку по структуре DBF-файлов — тогда это был распространенный формат хранения данных, использовался для многих приложений.

Когда я пришел в компанию, в первую очередь, меня поразил офис. Все стены — под мрамор, на столах — брендовые компьютеры HP, Dell, а не рыночный самосбор. Я прошел собеседование, через пару дней меня взяли на работу, дали компьютер HP Vectra. Модель уже не вспомню, но точно с 486-м процессором, 4 МБ оперативной памяти, установленным лицензионным Windows 3.11. Я был в шоке. Даже выдали книгу по MS Access. Первой задачей было написать базу для учета этих ваучеров. Честно, я не то, что БД раньше не писал, винду до того момента всего один раз видел — у друга дома. Но знания — сила. Я прочитал книги и на следующий день знал про Windows 3.11 больше, чем любой сотрудник в офисе. С MS Access было чуть сложнее, но учитывая, что это был Basic, тоже справился, ведь мы его учили в институте.

Кстати, примерно тогда же произошло и мое первое знакомство с интернетом. Даже помню сайт playboy.com. Грузился он долго, потому что отдельных линий для интернета не было, все было по модемам, по плохим советским телефонным линиям. Потом мы уговорили руководство компании купить выделенную для интернета линию со скоростью 0,5 килобайта в секунду 🙂 Сейчас сложно поверить, но и по такому каналу мы умудрялись что-то в интернете смотреть, сидеть в чатах. В то время были распространены IRC-каналы. Первый браузер был Netscape Navigator, в винде был Internet Explorer.

Шло время, менялись технологии: появилась Novell Netware — серверная ОС с файл-сервером и принтер-сервером. Достаточно быстрая, со своим сетевым протоколом. В 2009 году был последний ее релиз. Потом была Windows 3.51, после — Linux. С Linux у меня давняя любовь, я всегда его использовал, где это возможно. Мой первый дистрибутив — Black Cat Linux, потом еще много чего было. Linux нравился, потому что под ним на процессоре AMD K5 можно было фильм посмотреть и он не тормозил. Помню, что даже когда был партнером Microsoft и ездил продавать их продукты, то делал презентации с ноута под управлением Linux.

До 2000 года я работал в компании, которая вела реестр акционеров одного крупного предприятия: у нас была большая база, куча операций по переоформлению. Моя задача была поддерживать это все хозяйство. Потом у меня появилось много свободного времени и я начал изучать новые технологии, поскольку перевел базу с MS SQL на Sybase. Это было интересно, примерно тогда же понял: мне важно, чтобы моя работа была кому-то нужна. Хотел заниматься не чем-то абстрактным, а облегчать труд, упрощать процессы, решать задачи, которые без компьютера и решить-то нельзя.

Об учебе тогда и сейчас: «Спросить было не у кого»

Сейчас учиться легко: любые книги доступны, есть подкасты, видео, платные курсы. Раньше такого не было. Если хотел что-то изучить, нужно было идти в университет или институт: другого пути не было. Ну или читать доступные книги.

Да, именно книги. Продукты Microsoft я изучал по их фирменной документации, которая шла вместе с лицензионным софтом. Это такие толстенные книги, очень хорошо написанные. Когда я захотел изучать ассемблер, то делал это по книге, напечатанной на желтой переработанной бумаге. Хочешь изучать MS SQL — покупаешь книгу, C++ — то же самое, без вариантов. Спросить было особо не у кого. Кстати, примеров для подражания тоже не было. Но была цель — переехать в США.

Доткомы и бум на ринке IT: «В Штатах кондитеры переквалифицировались в программисты»

Бум в отрасли начался ближе к 2000 году. Это было связано с активным развитием доткомов. Специалистов катастрофически не хватало. В Штатах кондитеры переквалифицировались в программисты 🙂 Ничего не напоминает?

Появилось много американских компаний, которые начали хантить людей из других стран. Компания тебя везла в США по визе H1B, дальше ты начинал ходить по собеседованиям. Тебе платили 65 тысяч долларов в год, а продавали за 100 тысяч. По сути, аутстаффинг того времени.

На местном рынке тоже были изменения, так как интернет начал глубоко проникать в бизнес: стали развиваться интернет-сайты, разного рода электронные биржи, первые интернет-магазины.

Я хотел уехать в США как админ баз данных и для этого не спал ночами, читал мануалы по Sybase. Именно их, ведь версия 11.9.2 была бесплатной под Linux и совместима с MS SQL. По сути, ранняя MS SQL — это форк от Sybase, и мне было легко перенести базу данных. Помню, как я за ночь мог прочитать две пачки А4 распечатанной документации по Sybase и что-то даже запоминал. И эту свою мечту с переездом я должен был реализовать в 2000 году. Подал документы, даже знал, где буду работать и жить: компания GeneSysLab, город Сан-Франциско.

Не уехал — как-то не сложилось. Сначала мои документы, которые я отправил в США, потеряла их местная почта UPS. Они доставили их, но непонятно кому. Да, такое тоже бывает — подача документов затянулась на полгода. А когда я все-таки получил одобрение от INS США, по сути — миграционной службы, рухнули доткомы. Много компаний закрылось, начались сокращения, и мой работодатель решил не везти меня, так как по закону США он должен платить минимальную ЗП $65 000 в год независимо от того, буду я где-то работать или нет.

К тому моменту мне уже предложили работу в Киеве. Мой хороший товарищ уехал работать на Мальту, и нужен был человек на его место. Так как он хорошо знал меня, то пригласил. Я подумал, что из Киева ближе идти на собеседование в посольство и в январе 2000 года переехал из Мариуполя в столицу работать в Infomex Ukraine.

Photo by Eugene on Unsplash

Карьера в 2000-х: «Мы продвигали B2B и B2C, когда многие и слов таких не знали»

Я работал в электронной коммерции. Наша компания в числе первых создавала интернет-магазины на рынке Украины. Использовали мы такой экзотический движок, как InterShop, версию, которая была написана на perl. Спроса на интернет-магазины особо не было. Конкуренции тоже: мы продвигали B2B и B2C, когда многие и слов таких не знали.

В то время у нас работал специалист по JavaScript, так вот он был № 1 в мире по рейтингу Brainbench. Это платформа для тестирования навыков IT, популярная в 90-х: с рейтингом и сертификацией специалистов по направлениям.

В этой компании мы сделали несколько интересных проектов. Я ждал вызова в США, но когда мой работодатель в конце концов потерялся, то решил двигаться дальше дома.

Далее я работал в компании «Славутич», сейчас это Carlsberg Украина. Занимался внедрением системы бюджетирования на базе Comshare MPC. Это дорогая промышленная система бюджетирования, построенная на технологии ROLAP. Позволяет составлять бюджеты предприятий и производить различные анализы. Мы реализовали первый в СНГ проект на новом тогда MS SQL Server 2005, создали крутой DWH, я внедрял порталы на SharePoint, делал интеграции на Biztalk, разрабатывал системы планирования продаж и так далее.

В тот же период мы сотрудничали с Microsoft Украина. У нас было продвинутое руководство. Кстати, финансовым директором был Петр Чернышев, ныне — бывший директор компании «Киевстар», профессиональный менеджер. У него было прогрессивное видение, и он драйвил наше развитие. Вместе с Microsoft Украина мы участвовали в их программе раннего доступа и делали проекты на Microsoft-продуктах до их выхода. «Славутич» была Microsoft-ориентирована, и мы внедрили в ней самые передовые решения. Я специализировался на корпоративных порталах и системах документооборота. Позже вместе с Microsoft продавал эти решения в крупные компании. Кажется, провел презентации почти во всех крупных. Тогда я хорошо изучил все продукты Microsoft и познакомился с отличными ребятами из представительства в Украине.

Затем я, как все когда-то делали, открыл свою компанию. Занимался теми же порталами на SharePoint: сейчас они стали частью MS Office 365. Мы были первой компанией в Украине, кто начал промышленные внедрения на платформе SharePoint Portal Server. Мы очень плотно работали с Microsoft Украина.

Потом внедряли системы документооборота. Стали партнерами питерской компании DocsVision и занимались их решениями. В этой системе был упор на автоматизацию бизнес-процессов. Интересный был период, но все свернулось к 2008 году, потому что мы не работали с госструктурами. А в этом бизнесе, не сотрудничая с госами, было сложно что-то заработать.

Был один забавный случай. Крупный вендор заказал у нас портал в рамках проекта «Электронный город». Как мы потом узнали, на него было выделено 3 млн долларов. У нас заказали несколько сервисов на SharePoint. Мы называем цену 8000 долларов, и нас просят увеличить сумму в 10 раз. Ну, у них остается много денег в бюджете проекта и их нужно задействовать. У меня такое было всего один раз в жизни.

В 2008 году, прямо перед кризисом, вместе со своей командой я ушел работать в крупную ІТ-компанию. Для бизнеса сложное было время: мы неудачно закончили пару больших проектов, не хватало оборотных средств, появилась задолженность по зарплате, часть партнеров вышли из бизнеса. Но на тот момент мы стали № 1 по SharePoint и продуктам Microsoft: нас привлекали везде и всюду — в банки, большие промышленные предприятия. Специализировались на .NET, MS SQL и всякой экзотике Microsoft вроде Biztalk. Мы, костяк из шести человек, продолжаем работать вместе уже около 16 лет.

Потом вместе с командой работали в разных продуктовых компаниях. Для одной крупной компании писали систему документооборота на SharePoint, проект был при поддержке Microsoft из США. Проект сделали, но его не выпустили на рынок. Потом пошли в одну из топ-компаний Украины, занимались коммуникациями с Microsoft и продажей решений на базе SharePoint. Позже писали систему бюджетирования на SharePoint для SCM. А потом забросили SharePoint и больше им не занимаемся: корпоративный сегмент, проектов не так много.

О работе, хобби и будущем IT

Я почти всю профессиональную карьеру был менеджером. Менеджером проектов, компаний, направлений, команд. Но всегда старался поддерживать баланс между профессиональными знаниями и навыками управления.

Сейчас уже не занимаюсь управлением, насколько это возможно. Работаю в основном на проектах, связанных с hardware. Один из них это ирландский агростартап, кстати, признанный лучшим в Ирландии в 2019 году. Они производят минералы и добавки для животных. В этом стартапе я занимаюсь всем. Там есть зоопарк технологий, поэтому поддерживаю GCS (Google Cloud Services), Node.js, Vue.js, React Native, Angular, а еще ко всему приходится дорабатывать прошивку на C++ для STM32.

Но не IT единым, конечно. У меня трое детей. Уже два года есть собака породы малинуа (бельгийская овчарка). Также увлекаюсь туризмом и мотоциклами. Мотоциклы — это моя жизнь, у меня большинство друзей — мотоциклисты. Раньше любил и мототуризм, но сейчас на это уже нет времени.

Увлекаюсь фотографией, поэтому у меня практически нет фото со мной. Разве что совместные с друзьями или знакомыми. С 2014 года был волонтером тех подразделений, где служил мой брат. Сейчас он ветеран-инвалид войны. То есть я помогал тому, кого знаю. За вклад в развитие вооруженных сил дали награду от Министерства обороны. Но это больше медаль не мне, а тем, кто мне помогал помогать.

Кроме прочего, до карантина на волонтерских началах вел кружок по микроэлектронике и программированию в Ирпенской школе № 13 (в Гостомеле). Администрация дала мне полную поддержку: все необходимое покупают, даже сами инициируют закупки. Например, приобрели 3D-принтер. Сейчас кружок веду в дистанционном режиме: у меня сложно со временем, да и карантин. Конечно, с детьми непросто: учиться не очень хотят. Вообще, подрастающее поколение меня немного пугает. Еле набрали группу, а те, кто приходит, не понимают, что это не школа и тут нужно учиться. Плюс базовые знания хромают. Но есть те, кто хочет научиться — ради них и занимаюсь всем этим.

Будущее в IT, конечно, есть. Но порог вхождения в серьезное IT все выше — я конкретно про ИИ, например. Без математики тут уже никак. С другой стороны, потребность в сайтах и мобильных приложениях будет всегда. Что меня пугает в сфере — много людей приходит только ради зарплаты. Я считаю это плохой тенденцией: с таким подходом этой профессии может настать конец, как было с юристами и финансистами. Но это мое мнение: я фанат и занимаюсь этим, потому что интересно. Нахожу для себя постоянно что-то новое. Я не карьерист и всегда занимался тем, что нравится, не ради ЗП. Как сказал мой один друг, который сейчас работает в Google в Цюрихе: в какой-то момент повышение зарплаты становится просто возможностью купить еще одну дорогую игрушку и не более.


Возможно, вам будет интересно:

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here