Как разработчики борются с синдромом самозванца

0
1180
views

Синдром самозванца — ощущение собственного несоответствия какому-то уровню несмотря на объективные успехи и признание окружающих. Журналистка Юлия Беба расспросила разработчиков, проявлялся ли у них синдром самозванца, как это было и что они предпринимали по этому поводу. Анонимные истории опрошенных опубликовал сайт DOU.UA. Представляем вам перевод статьи.

На столе лежат: закрытые ноутбук со множеством наклеек, мышь, наушники, телефон.

Мария, .NET и Angular Full Stack Developer

Я в профессии 5 лет, сейчас работаю в большой аутсорс-компании. О том, что у меня синдром самозванца, узнала во время коучинга у опытного эйчара. Я хотела сменить работу, поэтому пошла на консультацию с таким запросом: «Посмотрите, пожалуйста, на мое резюме. Как думаете, сколько это может стоить?». У меня было собственное представление о возможной зарплате, но, по мнению эйчара, этого было мало. Она повысила мою планку на 1000 долларов, а затем сделала это еще раз, когда я уточнила, говорим ли мы о сумме до налогообложения. Она сказала, что после.

Мне стало некомфортно от этой суммы, я не верила, что моя работа может столько стоить и что я это заслужила. Но эйчар сказала об этом с такой уверенностью, будто это еще не потолок.

Идя на собеседование, я боялась называть эту сумму. Думала, что никто не захочет платить мне столько. А если даже захочет, то потом я не оправдаю ожидания.

Когда я буквально заставила себя озвучить ту зарплату, которую мы обсудили на консультации, рекрутерка спросила, готова ли я немного поторговаться. Так я поняла, что впервые в жизни назвала сумму, которая близка к заложенному бюджету на вакансию или превышает его. В конце концов я хорошо справилась с техническим заданием, прошла техническое собеседование и интервью с клиентом и получила желаемый офер без всякого торга.

Казалось, что мое мнение недостаточно существенное

Собеседование — не единственная ситуация, где у меня проявлялся синдром самозванца. Я почувствовала, как сильно это влияло на меня в работе после того, как получила позицию сеньора. Например, раньше я часто обращалась за советом к своим коллегам-парням. Мне казалось, что мое мнение недостаточно веское, а они знают гораздо больше меня, хотя на самом деле это не всегда было так. Я просто не верила в себя.

Не скажу, что я полностью преодолела неуверенность, просто теперь на проект с украинской стороны нет специалиста, у которого было бы больше опыта, чем у меня. Из-за этого поняла: если я не подумаю и не приму решение, никто за меня этого не сделает. Появилась мотивация решать проблемы самостоятельно, а не идти за советом к кому-то из сеньоров-парней.

Думаю, частично моя неуверенность в себе была вызвана тем, что я девушка, которая всегда работала и училась среди юношей. Мне сложно сравнивать себя с другими программистами, потому что преимущественно дотнетчики-фулстеки — парни. Когда я встречаю девушек в программировании, то в основном они имеют узкую специализацию, а фулстеков среди них мало. Да и вообще женщин в этой профессии немного.

Еще в университете у ребят были свои комьюнити, они занимались буткемпами, ездили на соревнования, посещали презентации. Я никогда не была частью этих сообществ, потому что девушек туда не звали, да и мне было интереснее общаться с девушками-ровесницами. Теперь мне кажется, что я потеряла возможность профессионального общения. Я даже некоторое время сомневалась, стоит ли мне работать программисткой, считала, что в этой профессии меня никто не будет серьезно воспринимать из-за моего пола. Уже позже поняла, что многие компании даже стремятся нанимать женщин-профессионалов, потому что это разбавляет команды, так становится интереснее работать и коммуницировать.

Когда получаю положительный фидбэк, не верю ему

Сейчас синдром самозванца проявляется преимущественно при удаленной работе, когда я не получаю качественного эмоционального фидбэка. Когда кто-то пишет: «Good job. Looks good to me», это не то же самое, что получить живой отклик и видеть одобрение и удовлетворение в глазах человека. Вот эту пустоту я заполняю своей неуверенностью.

А когда получаю положительный отзыв, не верю ему. Появляются мысли: «Наверное, мне это сказали просто для того, чтобы мы эту таску поскорее закрыли, а не потому, что я ее действительно хорошо сделала» или «Он написал мне, что я хорошо выполнила задание, а на самом деле думает, что я сделала его хорошо, как для девушки, или хорошо, как для аутсорсера». В мыслях всегда есть «но».

Как с этим бороться? Стараюсь работать еще лучше — это единственный выход. До невозможного вылизываю код, привожу подробную аргументацию, стараюсь предусмотреть все проблемы. Положительным откликам не верю, а вот за негативные очень благодарна. Когда мне говорят, что вот здесь надо доработать, а там исправить, чувствую, что после этого станет лучше.

Также неуверенность появляется, когда приходится браться за задачи, с которыми я никогда раньше не работала. Тогда помогает честно при всех на планировании сказать: «Народ, я не знаю, как это сделать, но мне интересно разобраться и выполнить задание». Даже если кажется, что ничего не получится и все подумают, что я плохой специалист, лучше просто взяться за это — перейти границу неуверенности.

Так же и с презентациями: когда думаю, что провалюсь, просто говорю команде: «Да, я сделаю презентацию, только у меня здесь мало опыта, мне понадобится ваша помощь».

Накачанный программист за работой.

Александр, Lead Software Engineer

Это ощущение можно описать как полное обесценивание себя

Я работаю в большой аутсорс-компании, всего в профессии больше 10 лет.

С синдромом самозванца столкнулся давно. В общем могу описать его четырьмя дефинициями:

  1. Я делаю что-то хорошее — «мне повезло, такой рынок»,
  2. Кто-то делает что-то хорошо — «молодец и вообще талант».
  3. Я делаю что-то плохо — «тупой неудачник, срамота да и только»,
  4. Кто-то делает что-то плохо — «не повезло; наверное, были на то причины, жизнь».

Это ощущение можно описать как полное обесценивание себя, неспособность принимать комплиментарную лексику в свою сторону, страх неудачи и ощущение, что люди вокруг видят каждую мою ошибку.

Если вспоминать конкретные кейсы, связанные с работой, то их можно разделить на пять категорий: а) собеседования; б) начало нового проекта / новая роль / новая компания; в) споры по поводу технических подходов, архитектур или общего видения; г) фидбэк коллег и самоанализ; д) публичные выступления / конференции.

Собеседования

Ты никогда не чувствуешь себя уверенным и подготовленным. Как бы глубоко не знал материал, появляется ощущение, будто сейчас меня спросят что-то, чего я не знаю.

Есть и другое отклонение: ты настолько пытаешься доказать интервьюеру, какой ты клевый, умный и вообще «свой» чувак, что это отпугивает. Однажды так случилось на собеседовании в компании, в которую я очень хотел попасть. Я настолько стремился проявить свои сильные стороны, что, видимо, показался маньяком, признающимся в любви девушке, которую видит во второй раз в жизни. После этого я получил отказ по очень формальной причине, хотя интервью прошел объективно успешно.

Бывало, что я так был озабочен тем, как выглядел в глазах интервьюера, что на какое-то время переставал слышать вопросы. Мозг как бы попадал в петлю: «Ой, а может, я не то сказал, что от меня хотят услышать? Блин, как это исправить? А что он только что меня спросил? Не молчи, дурак, надо что-то сказать! Черт, это провал».

Именно поэтому мне гораздо легче брать технические задания перед интервью. Особенно объемные, на которые я трачу по 8-16 часов, но могу показать все, на что способен. После этого чувствую себя гораздо увереннее, потому что люди уже увидели мой подход, чистый код и неплохие решения.

Начало нового

Работать в условиях неопределенности — нормально для нашей профессии, но неизвестность пугает самозванца больше всего. А вдруг не осилю? Кто я такой, чтобы быть уверенным в том, что все получится? Другие умные, а я нет. Мне просто везет. А если везет, то в любой момент это может не сработать. Такое ощущение, будто всегда рискуешь быть уличенным.

Технические обсуждения

Заметил, что при обсуждении архитектуры будущего решения или того, как та или иная функция должна работать, я склонен «прогнуться» перед другим человеком, ведь мне кажется, что его мнение более правильное, чем мое. Из-за чувства, что все умные и опытные, а я чего-то не знаю, сложно стоять на своем. Хотя нередко после того, как я отказывался от своего решения в пользу чужого, сожалел об этом, потому что оно оказывалось правильным.

Фидбэк

Когда слышу похвалу от коллег, сложно поверить в это до конца. В такие моменты думаю, что хвалят всех или что просто они раньше работали только с очень ленивыми и безответственными людьми.

А еще режет слух, когда меня представляют экспертом. Ну какой же я эксперт — просто чувак из индустрии. Что-то читал, что-то делал, но до настоящих экспертов ой как далеко. Зато отрицательный фидбэк, которого, к слову, объективно было немного, жалит в самое сердце. Опять появляется стыд и желание построить себе домик в Карпатах и убежать подальше от людей.

Публичные выступления

Все предложения выступить обычно отклоняю, ведь что такого интересного я могу людям рассказать? Я просто работаю, помогаю бизнесу решать проблемы. Людям будет скучно, а я покажу себя дураком. Такие мысли появляются каждый раз, когда есть возможность выступить. Но были и случаи, когда ради карьеры я ломал себя и готовил презентацию. Я получал положительные отзывы, предложение работы, переезд в другой город и повышение зарплаты. То есть объективно выступление было успешным, но лично мне это не понравилось.

У синдрома есть хорошие стороны — ты всегда учишься

Если подумать, то сидром самозванца впервые проявился сразу после выпускных экзаменов в универе. Я устроился на первую работу. Это было время, когда я съехал от родителей и стал сам за себя отвечать. Мои неудачи принадлежали полностью мне, и не было никого, кто мог помочь. С появлением собственной семьи синдром усилился, потому что теперь я отвечаю других. По мере карьерного роста становится все труднее и труднее, ведь на меня возлагают большие надежды и ответственность. А это давит.

Есть у синдрома и хорошие стороны — сложно остановиться, ты всегда учишься, чтобы как-то компенсировать, как тебе кажется, отсутствие таланта. Давление, которое ты сам себе создаешь, заставляет быть суперответственным, порой настолько, что это приводит к выгоранию на работе.

Единственное, что сейчас на 100% помогает мне с этим справиться — быть скромным и не бить себя в грудь со словами «я все сделаю, я крутой». Меньшие ожидания легче оправдать.

Также полезно окружать себя людьми, знающими тебя, и просто быть честным и откровенным. Тогда не так больно ошибаться. Хотя это все, конечно, не помогает «продавать» себя тем, кто тебя еще не знает.

Не так давно решил пойти к психологу. Я всегда скептически относился к этой профессии. Казалось, что и так о себе все знаю и никто не скажет мне ничего нового. На самом деле так и есть, но в кабинете психолога ты ведешь диалог с самим собой, а не с ним. Между сеансами появляются инсайты, замечаешь то, о чем не думал раньше. Не знаю как, но это работает.

Сейчас я только в начале борьбы с синдромом. Я принял это в себе, воспринимаю неотъемлемой частью личности и думаю, как сделать его менее острым.

Не верю, что это можно побороть полностью, однако взять под контроль точно можно.

Есть несколько вещей, которые мне помогают:

  • Проще относиться к событиям, обостряющим синдром.
  • Не рассказывать о своих планах другим. Чем меньше людей знают о том или ином событии, тем меньше давления. Упасть лицом в грязь перед кем-то одним не так страшно, как перед группой знакомых.
  • Отмечать все то, за что хвалят другие. Можно даже записывать, даже если не верите в это. Надо просто принять правила игры.
  • Часто синдром самозванца проявляется у людей, которые мало ошибаются и мало проигрывают, поэтому страх неудачи не отпускает. Попадите инкогнито (не рассказывайте об этом знакомым) в ситуацию, где будет высокая вероятность проиграть. Например, пойдите на собеседование в Google или любую другую компанию, где считаете, что это сделать сложно. Проиграйте раз, второй, третий. Будет неприятно и стыдно, зато так можно привыкнуть к этому ощущению. Проигрывать — нормально.
  • Сравнивайте себя с собой вчерашним. Смогли бы вы несколько лет назад выполнять вашу работу сегодня? Нет? То-то и оно. Мы должны бороться только с собой.
  • Юмор, открытость, честность и ответственность. Всегда можно сказать себе: «Возможно, я и не самый талантливый парень на деревне, но хотя бы точно не мудак».
  • Ну и успокаивающие таблетки тоже помогают, конечно, в критические моменты (улыбается).
Разработчик пишет код.

Тамара, Senior Back-end Developer

Не уверена, что могу сделать это так же хорошо, как младшие коллеги

Я Senior-разработчица баз данных, в профессии уже 22 года. Сейчас работаю в большой украинской аутсорс-компании.

Несмотря на то, что в этой сфере я давно и имею много опыта, время от времени не уверена в своих силах и способностях быстро учиться новому, особенно когда сравниваю себя с младшими коллегами. Это ощущение обостряется во время перемен: новая компания или новый проект, например, когда приходится изучать новые технологии.

Большинство моих коллег — преимущественно 30-летние или даже люди, которым немного за 20. Они многое, что нужно в работе, изучали в университете или на курсах. Мне уже 48 лет, и все, с чем я работаю, изучала самостоятельно на практике. В моменты, когда приходится осваивать новые технологии, появляется сильная неуверенность, могу ли я сделать это так же хорошо, как младшие коллеги.

Думаю, с возрастом способность к усвоению совершенно нового уменьшается. С тем, чтобы перейти из одной базы данных на другую, нет никаких проблем, но когда надо перейти из баз данных, скажем, на .NET, это уже совсем другое. Все-таки в 30 лет мозг работает немного быстрее и лучше, чем в 45+.

Недавно снова случилась ситуация, после которой моя неуверенность в себе — назовем это синдромом самозванца — обострилась. Из-за коронакризиса заказчики стали закрывать проекты, соответственно начались сокращения. Наша компания перераспределила часть людей на другие проекты, где сокращений не было. Так я попала в группу из 6 специалистов, из которых знала только одного. Мы должны были в течение определенного времени изучать новую технологию и выполнять задания самостоятельно. Раз в неделю надо было представлять результаты работы.

Все мы были сеньорами. Мне казалось, что из-за возраста я буду усваивать новую информацию не так быстро, как мои коллеги. Возникнут трудности, и все поймут, что я не способна адаптироваться, что на самом деле я не такой классный профессионал. Но когда нас с коллегами поставили в одинаковые условия, оказалось, что все совсем иначе, чем я думала.

С каждой презентацией моя неуверенность в себе понемногу уменьшалась, ведь я постоянно была на несколько шагов впереди. Не могу сказать, что сидела ночами над задачами, но уделяла им много времени. Считала, что если задача есть, надо выполнить его хорошо, иначе никак (привет, синдром отличницы). После каждой презентации оказывалось, что я чуть дальше и уже могу немного больше, чем другие. Поэтому чувствовала себя спокойнее.

Казалось, что я не дотягиваю до должности

В этом случае и многих похожих моя проблема «самозванца» решалась действиями. Сложнее бывает, когда надо хорошо себя представить — с этим у меня всегда плохо. Работая в разных компаниях, замечала, что есть люди, которые могут классно себя подать и создать впечатление, что они крутые специалисты, хотя на самом деле это не всегда так.

Я так не умею, свою сильную сторону проявляю только там, где надо показывать реальный результат работы. Поэтому каждое собеседование и смена работы для меня большой вызов.

Каждый раз, когда я хотела сменить компанию, чтобы двигаться дальше и выйти на новый уровень, мне было сложно, казалось, что я не дотягиваю до должности, недостаточно знаю, хотя и разбиралась в этом. На психологическом же уровне всегда сильная неуверенность в себе. Это проявляется во время каких-либо изменений в жизни и быту в целом. Это чувство со мной с детства: сколько себя помню, всегда сомневалась в себе.

Конечно, во время собеседований я стараюсь не показывать неуверенности, но это требует долгой и тщательной подготовки. Бывало так, что я видела классную вакансию, но не сразу решалась прислать резюме, потому что думала, что это не для меня. Единственный выход из такой ситуации — заставить себя откликнуться на позицию и начать готовиться. Впрочем, это не добавляет уверенности, скорее вызывает удивление, что мне, оказывается, это под силу.

Главный лайфхак — брать и делать

Помню, когда я только стала тимлидом, появлялись мысли: «А что, если кто-то из команды будет знать больше, чем я. Все поймут, что зря я получила повышение, и на моем месте должен быть кто-то другой». Но опять-таки практический опыт помог, и я перестала переживать по этому поводу.

Это нормально, когда кто-то из команды лучше в одной технологии, кто-то — в другой. Главное, что я знаю: я всегда могу сесть и разобраться. А если у меня возникают сомнения по реализации, я это проверяю. Возможно, уделяю чуть больше времени, чем нужно, зато в конечном итоге я уверена. Поэтому в определенном смысле синдром самозванца мне даже помогает — из-за него я за всем тщательно слежу и стараюсь выполнять работу все лучше и лучше.

Мой главный лайфхак в борьбе с синдромом самозванца — брать и делать. Когда приходится изучать новую технологию, я составляю себе план действий и просто двигаюсь в соответствии с ним.

Разработчик в наушниках смотрит в экран ноутбука.

Влад, Senior фронтенд-разработчик

Как я оказался среди этих людей, если чего-то не знаю?

Мне 27 лет, уже 5 лет занимаюсь фронтенд-разработкой и сейчас занимаю должность сеньор фронтенд-разработчика. Работал в стартапе, на аутстафе, а теперь — в продуктовой компании.

Я узнал о том, что мои переживания можно описать термином «синдром самозванца», только в этом году. Раньше не понимал, как это объяснить и почему это со мной происходит. У меня синдром чаще всего проявляется тогда, когда появляется новая задача и я сразу не знаю, как ее решить. При обсуждении задачи с командой, когда уточняются все детали, у меня создается впечатление, что все коллеги знают, что нужно сделать, а я один «сижу и туплю».

Поэтому чувствую внутреннюю панику. И при этом я стараюсь не показывать, что прямо сейчас только на 10-20% знаю, как выполнить задание. Так что возникает мысль: «Как я вообще оказался среди этих людей, если я не знаю того, что знают они?». В первые полчаса или час работы я еще чувствую себя самозванцем, но как только решение начинает появляться, понимаю, что все не так страшно.

Еще одна ситуация, в которой проявляется синдром, — обсуждение на профессиональную тему с коллегами, в котором я не могу полноценно принять участие, потому что не разбираюсь в каком-то вопросе. Думаю: «Как так, все об этом знают, а я пропустил это». И опять: «Как я тогда оказался среди этих людей?».

Также думаю, что если я на достаточно высокой должности, со мной советуются, то от меня ждут ответа на любой вопрос. Когда я его не знаю, кажется, что в глазах обратившегося человека я уже не профессионал. Конечно, я понимаю, что не могу знать всего, но все равно эмоциональный дискомфорт из-за этого возникает.

Я понял, что не один такой

Впервые о синдроме самозванца и его проявлениях я прочитал в посте одного айтишника из Google. Я понял, что это почти на 100% обо мне. Произошло какое-то просветление: я не один такой, даже специалист из Google, который, кажется, занимает должность директора, имеет схожие переживания. И многим в нашей сфере знакомы эти чувства, просто они не говорят об этом открыто.

Затем я попытался пообщаться об этом с близкими знакомыми, и оказалось, что и они чувствуют похожее. Это все дало понимание, что синдром самозванца — это нормально. Я стал более уверенным в себе, потому что если нас таких много, то мне не надо чрезмерно волноваться по этому поводу.

Думаю, этот синдром тесно связан с психологическими особенностями человека и отсутствием у него таких черт, как уверенность в себе, решительность, способность действовать несмотря на страх совершить ошибку. Я часто сомневаюсь в своих решениях, выборе, стремлюсь к тому, чтобы сделать все очень хорошо и с первого раза. Ужасно не люблю ошибаться. Пожалуй, именно это и порождает синдром самозванца.

Больше всего помогает вспомнить себя в прошлом

Раньше мне помогало срочно восполнить пробелы в знаниях: я старался как можно больше узнавать о том, чего не знаю. Это было состояние, которое можно описать словами «надо сейчас же понять, как это работает, иначе все увидят, что я этого не знаю и не будут считать меня профессионалом». Мог даже засиживаться допоздна за работой, чтобы в чем-то разобраться. Синдром самозванца стимулировал меня быстрее и качественнее усваивать новую информацию.

Впоследствии я переосмыслил этот подход. После того, как узнал о синдроме, оглянулся вокруг и понял, что я такой не один, все на свете физически невозможно знать, а когда мы стоим перед трудностями и новыми вызовами, это помогает расти. И я стал проще относиться к проявлениям синдрома.

Я не избавился синдрома самозванца полностью, но теперь точно знаю, как держать его под контролем. Понимаю, как это объяснить и назвать, поэтому когда это ощущение появляется, знаю, с чем имею дело, и оно уже не так сильно меня тревожит.

Сейчас мне больше помогает вспомнить себя в прошлом, например, что я умел год назад и что могу сейчас. Сравнивая себя настоящего с собой прошлым, можно лучше оценить собственные достижения и еще раз себе напомнить: «Если я еще чего-то сейчас не умею, то в будущем этому научусь».

Кроме того, работаю с психологом. Прежде всего надо разобраться с базовыми психологическими проблемами, которые могут приводить к синдрому самозванца, например неуверенностью в себе и различными психологическими установками из детства. Лично я так и делаю, и это работает.

Еще один хороший способ — получать обратную связь о своей работе. Например, в нашей компании сотрудники время от времени общаются с проджект-менеджером один на один и от него могут услышать фидбэк. Честный отзыв других людей позволяет объективно оценить свои способности и работу. Кроме того, во время таких разговоров есть возможность рассказать о своих переживаниях.

Надеемся, знакомство с чужими историями будет для вас полезным. Если вас тоже терзает синдром самозванца, знайте: вы не одни.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here