Как IT-компании побуждают китайцев работать до изнеможения

0
104
views

Журналисты NYT разбирались в современной корпоративной этике Китая. Сайт AIN.UA опубликовал сокращенный перевод статьи с собственными размышлениями на тему переработок.

В сентябре 2020 года завирусился ролик, в котором студент элитного китайского Университета Цинхуа в Пекине едет на велосипеде, при этом работая с пристроенного на руле ноутбука. После этого соцсети захлестнули другие фото и видео молодых китайцев, пытающихся работать параллельно с выполнением бытовых задач.

Извращенная корпоративная этика в Китае, более известная как «996» — когда работа без перерывов и выходных считается нормальной и даже статусной — привела к так называемой «инволюции» китайского общества. Человек замыкает себя в бесконечной погоне без цели и понимания, куда он движется.

Инволюция — что это такое?

Велосипедист с ноутбуком стал мемом — его прозвали «Королем инволюции из Цинхуа».

Термин «инволюция» был впервые популяризирован американским антропологом Клиффордом Гирцем в книге «Аграрная инволюция» (1963), посвященной влиянию роста населения и нидерландского колониального правления на экономику Явы. Гирц отмечал, что увеличение затрат труда не приводит к пропорциональному увеличению выхлопа — росту урожая и инновациям. Наоборот, общество инволюционирует.

По-китайски инволюция звучит как neijuan и пишется двумя иероглифами — «внутри» и «катиться». Как белка в колесе. Сам процесс инволюции китайский антрополог Сян Бяо описал как «бесконечный цикл самобичевания»: когда человек находится в ловушке бессмысленной конкуренции, из которой он не видит выхода.

Инволюция по версии Бяо — это развитие без цели, движение без пункта назначения. Сизифов труд.

Пропаганда работы на износ

Из кампусов элитных вузов термин «инволюция» перебрался в гиперконкурентную рабочую среду — IT. Это произошло в результате так называемого режима «996», широко практикуемого в китайских технологических компаниях — работа с 9 утра до 9 вечера 6 дней в неделю. Сегодня у явления новое ответвление — «007», под которым подразумевают работу из дома 24 часа в сутки 7 дней в неделю.

В погоне за идеалами, которые пропагандируют власти и бизнес (хорошие оценки, своя квартира, супруги и дети), студенты работают нечеловеческое количество часов, а выпускники горбатятся под лозунгами вроде «Победа или смерть», как у китайского e-commerce гиганта Meituan.

И без смертей действительно не обходится. В декабре 2020 года 22-летняя Чжан — сотрудница e-commerce компании Pinduoduo — упала на землю по дороге с работы домой и умерла в больнице спустя 6 часов. Среди причин смерти называли изможденность переработками. Спустя две недели погиб еще один сотрудник Pinduoduo — незадолго до этого его уволили за критику корпоративной культуры. В ответ на волну горя и ярости в обществе, компания попыталась отстраниться от смертей сотрудников, разместив в соцсетях пост с посылом: «Ну а кто в обмен на деньги не отдает свою жизнь?».

И пока компании и власти навязывают людям, что работа на износ — честь, ведь она приведет Китай к процветанию, в обществе нарастает волна сопротивления.

Технологии, безусловно, преобразили Китай: современный специалист может заказать пирожное к дверям своей квартиры в один свайп на телефоне или добраться в любую точку города на такси с Didi. Камеры с функцией распознавания лиц отлавливают школьников прогульщиков, алгоритмы помогают распределять рабочие задачи.

Но при всей оптимизации ежедневной рутины многие работники ощущают себя отражениями своих же устройств: взаимозаменяемыми единицами производительности без конечной цели.

Токсичная терминология

Во многих отношениях поражение Китая инволюцией не отличается от беспощадной меритократии Америки. Но кризис в Китае уникален по своей серьезности. Это ловушка, из которой нет выхода.

Любые попытки заморенных учебой школьников попробовать «другую жизнь» пресекаются правительством, которое строго блокирует любую информацию об альтернативных субкультурах как «недостойную», навязывая «позитивную энергию» достигательства. Водитель доставки не может организовать профсоюз, чтоб добиваться лучших условий труда, боясь потерять работу. А офисный клерк скорее еще глубже закопается за рабочим столом, чем отважится противиться призывам компании-работодателя «побеждать или умирать».

Термин «инволюция» за последний год стал баззвордом в китайском обществе. Сегодня он используется буквально во всех сферах. Измотанные сотрудники говорят о корпоративной инволюции как потере себя в бессмысленной конкурентной гонке. Геймеры — об игровой инволюции — утрате удовольствия от процесса игры. Есть даже термин «дейтинговая инволюция», который означает бесконечные метания между хорошими Tinder-партнерами в поисках неопределенного идеала.

Но говоря об инволюции, мы не помогаем решить проблему. Этот термин служит скорее государству и компаниям, а не гневным комментаторам под постами о смерти 22-летней Чжан. Потому что он размывает смыслы.

Почему бы не называть вещи своими именами? Например, нечеловеческий режим работы в IT-корпорациях можно назвать «корпоративным феодализмом» или «эксплуатацией», а не «инволюцией». А текущий корпоративный и государственный курс в Китае — «технокапиталистическим авторитаризмом». Такие термины более понятны прозрачны и точны.

Почему это важно

В Украине культура переработок вообще не имеет терминологии. Овертаймы есть, но чаще всего негласные, а соответственно, неоплачиваемые. Для многих офисных сотрудников в Украине они являются нормой по причине высокой нагрузки, которую работодатели возлагают на сотрудников в попытке снизить косты на персонал. Чтобы все успеть, людям приходится засиживаться за работой допоздна или приходить на выходных. И они не воспринимают это, как что-то, о чем стоило бы говорить.

Примечательно, что в социальных сетях нередко такую практику преподносят как преимущество. Суть месседжа такова: я много работаю, значит я ценный сотрудник. А работодатели сетуют на большое количество государственных выходных: сколько можно отдыхать — а работать когда?

И только в сфере IT, которая переживает очередной рекрутинговый бум, в связи с чем сотрудники не боятся потерять работу, принято открыто говорить о проблемах овертаймов.

Баланс «личная жизнь-работа» — очень важная составляющая здоровья общества. И пока Европа, наоборот, стремится к сокращению рабочих часов, Китай и некоторые развивающиеся страны позиционируют переработки как то, чем стоит гордиться. А в каком мире вам самим хотелось бы жить?