Цифровая смерть: как ее регулируют?

0
275
views

Новостная лента бесконечна, в отличие от человеческой жизни. В новой, цифровой реальности отношения человека к смерти стремительно меняются под влиянием технологий, — пишет DEV.BY.

Если в офлайне мы можем видеть материальные признаки ухода человека, то в онлайне его цифровой образ бессмертен и состоит из чатов, фотографий, видео и огромного массива потребительского поведения.

Как государство и соцсети регулируют смерть в интернете? И почему правила цифровой смерти для пользователей никогда не станут универсальными?

В июле 2021 года режиссер Морган Невилл снял документальный фильм о знаменитом шеф-поваре и телеведущем Энтони Бурдене Roadrunner. О Бурдене снято много фильмов, но эта картина привлекла к себе внимание из-за применения технологии искусственного интеллекта. Шеф-повар покончил с собой в 2018 году, и создатели фильма использовали несколько часов записи его голоса для выдуманных монологов, которые Бурден никогда не произносил.

В одном из эпизодов сконструированный голос Бурдена читает электронное письмо, которое он отправил перед своим самоубийством. По словам режиссера, зритель никогда не догадается, какие реплики в фильме Бурден произносил на самом деле, а какие являются результатом работы искусственного интеллекта. Насколько этично использовать голос умершего для синтезированной речи? И вправе ли создатели фильма вводить в заблуждение зрителей?

Что такое цифровая смерть?

Феномен цифровой культуры, способы репрезентации смерти в интернет-пространстве. Привычные для человека ситуации, в которые он попадает в офлайне (траур, скорбь, соболезнования и т. д.), возникают и в цифровом пространстве. Это приводит к многим вопросам, как этическим, так и и технологическим, ответ на которые не очевиден.

Цифровые активы

С точки зрения права цифровая смерть сводится к вопросу существования персональных данных после смерти человека. Должны ли компании и близкие умершего так же заботиться о конфиденциальности, как и при жизни пользователя? Вопрос принадлежности данных умершего пользователя решается аналогично ситуации с другими активами человека. В 2018 году Европейский союз принял новый регламент защиты данных (GDPR), в котором персональные данные касаются только живых людей. Таким образом, личные фотографии или онлайн-переписка по действующему законодательству могут стать собственностью наследников скончавшегося пользователя.

Персональные данные пользователя и способы его идентификации в GDPR. Источник: i-SCOOP.

В США регулирование в этой сфере относится к компетенции федеральных штатов. Отсюда возникает правовая путаница, когда в разных регионах страны действуют разные правила для пользователей.

В деле Estate of Swezey 2019 года наследник попросил Apple передать ему фотографии покойного родственника, которые хранились в его личной учетной записи в iCloud. В завещании покойного ничего не было сказано о таком праве, однако наследник получал всю остальную собственность покойного. Суд решил, что личная собственность включает также и цифровые активы, и постановил предоставить доступ наследнику.

Этот прецедент показывает, что в США для получения доступа к цифровым активам умершего не требуется судебного разрешения — и наследники получают доступ к iCloud и другой персональным данным согласно закону. Однако для доступа к личным сообщениям умершего судебное решение все-таки необходимо. Но как поступить с изображением умершего?

Посмертная выгода

Индустрия развлечений пытается реанимировать всем известные образы ушедших звезд. Еще в 2012 году на сцене фестиваля Coachella появилась голограмма рэпера Тупака Шакура, спустя 15 лет после его смерти. В 2014 году в рекламе шоколада Galaxy появился дипфейк 19-летней Одри Хепберн, а образы Питера Кушинг и Кэрри Фишер появились в нескольких новых фильмах «Звездных войн». Совсем странно выглядел подарок Канье Уэста Ким Кардашьян: на день рождения музыкант подарил ей голограмму отца, Роберта Кардашьяна, который похвалил дочь за достижения и назвал Уэста «самым, самым, самым, самым, самым, самым гениальным человеком на свете».

Создание голограммы может стоить десятки и даже сотни тысяч долларов. Более бюджетные варианты предлагает генеалогический сервис MyHeritage: пользователи могут бесплатно анимировать семейные фотографии давно умерших родственников. Некоторые публиковали в соцсетях фоторамки, которые они приобрели для таких «живых» фотографий. Эти безобидные и одновременно жуткие поделки напоминают эффект «зловещей долины».

В случае со знаменитостями у компаний появляется финансовый стимул создавать их цифровые образы. Поэтому изображения общественных деятелей в США защищены посмертными правами на публичность в течение определенного периода времени. В Калифорнии этот срок составляет до 70 лет после смерти человека, в Нью-Йорке с декабря 2020 года этот период составляет 40 лет с момента кончины. 

Если компании нужно использовать образ умершего, она должна получить согласие наследников покойного. Выходит взаимовыгодное сотрудничество: бизнес извлекает прибыль из цифрового образа, а наследники — дополнительные дивиденды от посмертной славы родственника. Но такой бартер нравится не всем: Робин Уильямс, покончивший с собой в 2014 году, запретил использовать свое изображение или его подобие в течение 25 лет после своей смерти, поверх закона Калифорнии.

Танатосенситивный дизайн

По словам экспертов, отличие жизни офлайн от цифрового пространства заключается в том, что в цифре невозможно умереть. «Она не приспособлена для непосредственной осознанной репрезентации физической смерти», — поясняет культуролог Оксана Мороз. Чтобы явно представить конец жизни пользователя, в цифровом пространстве необходимо создать специальные места для скорби, которые будут постоянно напоминать об ушедшем.

Флешмоб Je suis Charlie как массовая онлайн-реакция на расстрел редакции французской газеты Charlie Hebdo — это пример мемориализации в Facebook.

Для того чтобы дать возможность пользователям получить такой опыт, веб-дизайнеры разрабатывают специальные инструменты. Танатосенситивность предлагает управление пользовательскими данными без участия юристов. Такой дизайн предполагает создание мемориальных ресурсов, на которых рассказывается история покойного — и эту историю может сконструировать сам человек. Этот подход позволяет преодолеть социальное забвение — ту смерть, которую можно назвать цифровой, поскольку человек умирает для сети тогда, когда перестает быть видимым для остальных пользователей.

Человек не в силах победить физическую смерть, но танатосенситивный дизайн создает имитацию социальной активности человека после его смерти. Для этого может пригодиться уже привычный инструмент маркетологов и PR-специалистов — отложенный постинг. С помощью интерфейса соцсетей и других сервисов пользователь может запланировать работу своих профилей на годы вперед, и сообщения будут выходить и после смерти владельца аккаунта.

Если ранее, в аналоговую эпоху только богатые и знаменитые люди могли позволить себе тщательно документировать свою жизнь, то сегодня это может сделать любой пользователь. Каждую минуту люди вводят более 3,8 миллионов поисковых запросов, отправляют более 188 миллионов электронных писем. После своей смерти каждый пользователь оставляет информационные «трупы», которые состоят из электронных писем, личных переписок, профилей в соцсетях, поисковых запросов и покупательского поведения.

Мертвые аккаунты

В социальных сетях зарегистрированы миллиарды пользователей — и проблема цифровой смерти касается в первую очередь их аккаунтов. В 2000-х годах на фоне роста популярности соцсетей возникали инциденты с профилями, которые оказывались недоступными родственникам пользователей. Тогда платформы стал принимать свои правила в отношении аккаунтов умерших.

Пример мемориальной страницы умершего пользователя Facebook. Источник: VentureBeat.

В 2012 году 15-летняя немецкая девушка погибла под поездом. В 14 лет она передала пароли от своих соцсетей родителям: это было их условие, чтобы общение подростка в сети было безопасным. Родители не успели войти в аккаунт дочери на Facebook — соцсеть сделала страницу подростка «мемориальной». В течение шести лет они судились с компанией и в 2018 году выиграли дело. Немецкий суд постановил предоставить родителям доступ к странице дочери в полном объеме, включая личную переписку.

Facebook разрешила наследникам умершего превращать профиль в «мемориальную страницу», которая будет существовать вечно. При этом наследника (legacy contact) можно назначить при жизни. Когда пользователь умрет, то его доверенное лицо должно отправить в службу поддержки специальный запрос. После подтверждения в профиле покойного появится специальная пометка (Remembering), а наследник сможет добавить на страницу прикрепленный пост, ответить на новые запросы и поменять аватарку.

Любопытный факт. 800 пользователей Facebook умирают ежедневно. При условии дальнейшего существования соцсети к концу XXI века в ней может оказаться 4,9 миллиарда аккаунтов умерших пользователей.

При этом наследник не сможет внести изменения в прошлые записи пользователя, удалить кого-то из друзей и получить доступ к личной переписке покойного. Таким образом, как и в случае с традиционным завещанием, пользователь сам может назначить доверенное лицо, которому перейдет цифровой актив. Юридически без завещания близкий друг или партнер не будет иметь прав на аккаунты покойного в социальных сетях.

С одной стороны, ИТ-монополисты подталкивают общество к более толерантному и открытому отношению к смерти. Пользователи не уходят в небытие — они продолжают присутствовать на платформе, хотя и в «усеченном», мемориальном виде. Но, с другой стороны, для компаний цифровая смерть — это важный маркетинговый ресурс, которые используется для рекламы и продвижения своих услуг. Аккаунт остается — и приносит прибыль платформе.

Стартапы для смертных

Стремление пользователей продлить цифровую жизнь своих близких привело к созданию Replika — приложения, в котором бот анализирует переписку пользователя с умершим юзером. На основе анализа ответов он формирует сообщения, приблизительно похожие на ответы реального человека. Приложение имеет более 200 000 активных пользователей в месяц и привлекло $11 миллионов от инвесторов, включая Y Combinator и All Turtles.

Некоторые из стартапов, например HereAfter, ориентированы на семейную историю. За $125-625 долларов компания опрашивает клиентов о самых важных событиях их жизни. Ответы используются для создания чат-бота, похожего на Siri. Если ваши правнуки, например, захотят узнать, как вы познакомились со своим супругом, они могут спросить бота, и он ответит вашим голосом.

Появление Replika инициировало новую дискуссию об этичности таких инструментов. Стартап Dadbot пошел еще дальше. Его создал программист, отец которого умирал от рака. Сын записал многочасовые разговоры с ним, чтобы оставить материальные воспоминания о родственнике. Затем к нему пришла идея создать программу, которая сможет говорить и реагировать, как его отец. Программист собрал со своего отца и близких информированное согласие на последующие действия и создал бол Dadbot. Программа разговаривает узнаваемыми фразами умершего, что приводит к терапевтическому эффекту для близких, которые таким образом переживают потерю родственника.

Еще более радикальный способ продлить свою цифровую жизнь — это воспользоваться искусственным интеллектом. Стартапы наподобие ETER9.com и Eterni.me создают сервисы, которые активируются после смерти клиента. ИИ обучается на оригинальных постах профиля и начинает постить сообщения на основании данных прежнего, «живого» владельца. Идея Eterni.me заключалась в воспроизводстве облика умершего, его голоса и интонаций речи — для того, чтобы этому аватару можно было позвонить или пообщаться с ним в чате. Если Dadbot был создан для личного пользования, то у последних примеров есть коммерческий потенциал.

Новый рынок или этическая проблема?

Необходимо ли делать аккаунт пользователя «бессмертным»? Или профили можно удалять из цифрового пространства безвозвратно? Эти вопросы остаются дискуссионными и касаются скорее этики, чем технологий. Аккаунты умерших пользователей продолжают взаимодействовать с другими людьми — и оснований для такой коммуникации уже предостаточно.

Цифровая смерть — это новый рынок для IT-компаний, которые стремятся расширить свою аудиторию за счет тех пользователей, которые отошли в мир иной. В декабре 2020 года Microsoft подала патент на «создание разговорного чат-бота конкретного человека», который может быть использован вместе с «двухмерной или трехмерной моделью конкретного человека».

Сильная эмоциональная связь близких вынуждает их искать способы вновь оказаться рядом с покойными. В феврале 2020 года вышел южнокорейский документальный фильм «Встреча с тобой». В нем рассказано о виртуальном «воссоединении» женщины по имени Чжан Чжи-Сун и ее маленькой дочери, умершей от рака. Аватар создала Vive Studios вместе с семьей Чжан.

Развитие VR-технологий приведут к созданию цифрового «мемориального парка», в котором люди смогут навещать умерших близких. Эти цифровые пространства могут помочь людям пережить горе и смириться с потерей. Однако этичность этого тренда остается под вопросом. Исчезает грань не только между офлайном и онлайном — невидимой становится граница между жизнью и смертью, и человеку все труднее понять, в какие моменты он по-настоящему остается живым.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here